Новости Азербайджана | Media.az https://media.az/assets/frontend/images/favicon/android-icon-192x192.png
1002 AZ Baku Nasimi district R.Rza street, 75
Phone: +994 (012) 525-49-09
Гендиректор АБР: Прогресс Азербайджана в ВИЭ даст импульс региональной торговле - ИНТЕРВЬЮ
  1. Главная страница
  2. Политика
  3. Гендиректор АБР: Прогресс Азербайджана в ВИЭ даст импульс региональной торговле - ИНТЕРВЬЮ

Гендиректор АБР: Прогресс Азербайджана в ВИЭ даст импульс региональной торговле - ИНТЕРВЬЮ

A- A+

Азербайджан активно развивает использование возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и зеленую энергетику, осознавая их важность для экологической устойчивости и экономического развития.

При этом особое внимание уделяется сотрудничеству на региональном уровне, так как это способствует обмену передовыми технологиями и опытом, что помогает ускорить принятие зеленых энергетических решений и создать устойчивое энергетическое будущее для всего региона.

В интервью Report генеральный директор и руководитель группы секторов Азиатского банка развития Рамеш Субраманиам поделился своими мыслями о том, насколько энергетические цели Азербайджана соответствуют стратегическим целям АБР, рассказал об уникальных преимуществах интеграции водорода в энергетические стратегии, о сложностях перехода существующей инфраструктуры на использование «зеленой» энергии в современных условиях и др.

- Как вы оцениваете последовательную организацию Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата ОАЭ и Азербайджаном - странами, богатыми ископаемым топливом? Считаете ли это позитивным событием?

- Мы определенно так считаем. Я думаю, что это явное признание двумя странами одного аспекта: несмотря на наличие у них собственных энергоресурсов, причем не только для себя, но и для остального мира, они берут на себя обязательства и по борьбе с изменением климата. И это безусловно, свидетельствует об очень сильной приверженности Абу-Даби и Баку борьбе с климатическими изменениями.

Таким образом, Азербайджан станет местом формирования глобального консенсуса по переменам. Страны также будут думать о том, как они могут взглянуть на вопросы, связанные с собственными энергетическими системами, потому что в ОАЭ на COP28 этот вопрос также возник. И ответ заключался в том, что в ближайшем будущем нефть и другие виды ископаемого топлива будут по-прежнему иметь важное значение.

Если вы посмотрите на другие источники энергии, такие как уголь, то в случае Азиатско-Тихоокеанского региона очевидно, что эти ресурсы будут важны в краткосрочной перспективе, но не будут вечными. Странам необходимо диверсифицировать свою экономику и искать альтернативные источники энергии.

Итак, как долго страны могут зависеть от очень узкого набора источников роста? Этот вопрос волнует многих политиков из этих стран. Если вы посмотрите на глобальный обзор, который был представлен на COP28, то увидите, что многие государства присоединились к инициативе энергетического перехода. Так, например, к 2030 году втрое увеличится количество возобновляемых источников энергии, ускорится сокращение угольной энергетики и т.д.

Много стран, включая Азербайджан, подписали это соглашение. Поэтому я думаю, что мы [Азиатский банк развития] определенно приветствуем проведение COP29 в Баку.

- Не могли бы вы поподробнее рассказать о том, какие у вас ожидания от COP29?

- Очевидно, что при любом COP существует набор своего рода ожиданий со стороны международного сообщества, в том числе, что будет делать сама страна и государства по соседству. Надеюсь, все страны будут отчитываться о прогрессе в выполнении своих обязательств, например, о различных путях достижения «чистого нуля».

Могут быть и конкретные инициативы. В случае с Юго-Восточной Азией в ходе COP26 мы работали с несколькими странами над разработкой схемы, называемой механизмом энергетического перехода. И каждый год мы используем Конференцию сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата в качестве платформы для отчетности.

АБР рад председательству Азербайджана, потому что это государство- член банка, имеющее важное значение в регионе, с которым у нас обширное взаимодействие, в том числе в энергетическом секторе. И мы надеемся на продолжение сотрудничества с вашей страной, особенно в области расширения возобновляемых источников энергии в рамках нынешнего глобального обзора.

Поэтому я думаю, что если рассматривать отдельные инициативы, которым мы все привержены, то можно ожидать, что прогресс будет достигнут и со стороны самого Азербайджана. Очевидно, что у него есть свои собственные обязательства на 2030 год, а также пересмотренные или расширенные обязательства, определяемые на национальном уровне (NDC). Очевидно, что есть ожидания, что страна сама будет двигаться вперед.

- Как, по-вашему мнению, можно стимулировать развивающиеся страны к построению своей экономики на основе «зеленой» энергии, чтобы избежать повторения ключевых ошибок в ходе индустриализации, совершенных ранее развитыми странами?

- Я считаю, что существует очень ясное понимание того, что в контексте изменения климата время работает не в нашу пользу. Азиатско-Тихоокеанский регион, как мы всегда отмечали, является источником более половины всех глобальных выбросов парниковых газов. Многие отрасли в этом регионе, такие как строительство, производство цемента и стали, значительно способствуют этим выбросам.

Даже отрасль, которая могла быть недооценена до пандемии, стала актуальной в свете ее последствий. Этот факт был подчеркнут на СOP28, когда Объединенные Арабские Эмираты провели первый в истории День здоровья. Был выделен день для обсуждения взаимосвязи климата и здоровья.

Также следует отметить, что во время председательства Индии в G20 мы помогли запустить инициативу «Климат и здоровье».

К примеру, глобальный сектор здравоохранения, рассматриваемый как самостоятельное государство, занимал бы четвертое место по объему выбросов парниковых газов. Важно отметить, что только эта сфера вносит около 5% от общего объема выбросов парниковых газов.

А глобальный морской сектор, если оценивать как отдельное государство, занимал бы пятое место по объему выбросов парниковых газов.

Так что, я думаю, необходимы перемены. Во-первых, страны просят более инновационное финансирование, а финансовый сектор в переходный период также нуждается в постоянной модернизации.

Я также хотел бы напомнить, что на 26-й конференции сторон был создан Финансовый альянс Глазго по достижению «чистого нуля».

Азиатский банк развития очень тесно сотрудничает со многими странами, особенно с региональными блоками, такими как АСЕАН, например, в разработке их собственной «зеленой» таксономии. В настоящее время проводятся реформы на национальном уровне. Очевидно, что эти императивы требуют принятия мер и на национальном, и на региональном уровнях.

И, наконец, как мы можем стимулировать развивающиеся экономики, просто поддерживая их в разработке новых технологических решений? Затраты на использование возобновляемых источников энергии снижаются. Например, если вы посмотрите на солнечную энергию, то увидите, что затраты на энергопроизводство за ее счет снижаются довольно быстро. Пару лет назад мы провели крупномасштабный аукцион в Камбодже. Мы получили самый низкий тариф из когда-либо согласованных - менее 3,5 цента за киловатт-час. Так что это значительный шаг вперед. Такие решения, как «зеленый аммиак», «зеленый водород», также находятся в стадии разработки.

Другой момент касается инноваций, и для этого необходимы реальные механизмы финансирования. У АБР есть механизм перехода к энергетике, который предусматривает выделение средств для ускорения вывода из эксплуатации угольных электростанций. Мы предоставляем странам льготные финансовые средства.

АБР сотрудничал с климатическими инвестиционными фондами, а также с Глобальным энергетическим альянсом для людей и планеты (GEAPP). Япония, Германия, Новая Зеландия и другие страны предоставили нам субсидии, которые мы используем для ускорения вывода из эксплуатации некоторых угольных электростанций. На COP28 мы снова подписали Меморандум о взаимопонимании по одной из этих электростанций, надеемся, что это придаст импульс другим для отказа от угля.

Для стимулирования перехода необходимы различные шаги как в области технологий, так и в политике, законодательстве, регулировании, окружающей среде и т.д.

- Не могли бы вы сказать, каким образом энергетические цели Азербайджана согласуются со стратегическими целями Азиатского банка развития?

- АБР активно сотрудничает с Азербайджаном, где одним из доминирующих секторов является энергетика. Мы работаем со страной, основываясь на нашей оценке ее приоритетов и том, насколько они согласуются с нашими.

Азербайджан представил свой первый NDC (определяемые на национальном уровне вклады) в 2017 году. Он подразумевал сокращение производства и выбросов парниковых газов на 35% к 2030 году. Впоследствии правительство пересмотрело свой Национальный план действий, увеличив его до 40% к 2050 году, а международная поддержка и обязательства будут доступны в форме финансирования, передачи технологий и увеличения потенциала.

Правительство Азербайджана на самом деле разработало несколько очень четких мер по внедрению и достижению целей NDC. Например, в энергетическом секторе были осуществлены реформы в законодательстве, направленные на повышение производства возобновляемой энергии и энергоэффективности генерации. В Азербайджане действительно наметился импульс по поддержке внедрения современных технологий. Таким образом, были предприняты усилия по совершенствованию существующих планов, потому что некоторые из них требуют крупномасштабных инвестиций, иначе у вас останутся значительные активы, находящиеся на грани банкротства.

Мы хотели бы особо отметить усилия правительства Азербайджана в области принятия закона от 2021 года («Об эффективном использовании энергоресурсов и энергоэффективности» - ред.). Это своего рода знаковое законодательство. С точки зрения стратегических приоритетов и целей Азербайджан на самом деле полностью соответствует подходам АБР, а также приоритетам развития.

Мы обсуждали это с правительством, недавно договорились о предоставлении технической поддержки Азербайджану, в частности, в области оптимизации и декарбонизации сектора централизованного теплоснабжения, потому что отопление является крупным потребителем энергии. Мы также поможем разработать закон и стратегию развития национального сектора теплоснабжения и окажем поддержку в оценке потенциала ВИЭ, особенно с использованием некоторых из этих новых технологий.

- Как, по вашему мнению, сотрудничество между Азербайджаном и АБР в области энергобезопасности может повлиять на усилия по обеспечению диверсификации в регионе?

- Азербайджан является важной экономикой в регионе Южного Кавказе и в целом в Центральной Азии и государствах с переходной экономикой. Страна стремится экспортировать излишки энергии из возобновляемых источников, в том числе в Европу, используя преимущества некоторых из этих региональных синергий.

В этом контексте АБР продвигает региональное сотрудничество - интеграция является ключевой целью нашего банка. Поэтому мы считаем, что сотрудничество с Азербайджаном может способствовать изменениям.

Следует подчеркнуть, что не все соседние страны могут принять у себя Конференцию сторон об изменении климата. Поэтому, когда лидеры стран региона приезжают и смотрят на своего соседа, проводящего такую важную глобальную встречу, как COP, и берут на себя обязательства, это также повышает осведомленность общественности во всем мире.

Мы считаем, что обязательства, которые Азербайджан продемонстрирует в своем собственном NDC, а также прогресс, достигнутый им в области расширения использования возобновляемых источников энергии, будут способствовать развитию региональной торговли и регионального сотрудничества, а также иметь то, что экономисты называют положительным внешним эффектом, как в регионе, так и за его пределами.

- Каковы, на ваш взгляд, экологические преимущества интеграции водорода в энергетические стратегии?

- В 2021 году совет директоров АБР одобрил нашу новую энергетическую политику. Она носит всеобъемлющий характер, и в ней очень четко прописаны определенные вещи, которые мы не будем финансировать. Например, банк не будет финансировать какие-либо новые разработки в области ископаемого топлива. Мы будем финансировать только проекты, за исключением гидроэнергетики, потому что в переходный период страны будут нуждаться в поддержке. Наши экологические и социальные гарантии очень строгие.

Очевидно, что мы будем сотрудничать со всеми нашими партнерами. Вне зависимости от того, создаем ли мы крупномасштабную инфраструктуру или реализуем небольшие проекты, эти принципы будут всегда соблюдаться.

Таким образом, энергетическая политика АБР поддерживает страны в изучении новых технологий и решений. Водород и зеленый водород являются новыми технологиями, а серый водород выступает как промежуточный этап на пути к зеленому водороду. Так что, прежде чем мы достигнем полноценного использования экологически чистого водорода, нам придется пройти несколько этапов. В этом отношении технологии развиваются быстрыми темпами. В прошлом году, когда Индия принимала у себя G20, мы помогли ей создать виртуальный глобальный центр по экологически чистому водороду. И поскольку частный сектор вкладывает значительные средства в науку, проводя исследования и разработки, мы оказываем техническую поддержку многим странам. У нас есть рабочая группа, которая как внутри компании, так и в сотрудничестве со многими странами изучает потенциал использования экологически чистого водорода. В этом вопросе мы продвигаемся вперед.

Что касается альтернативных источников энергии, включая экологически чистый водород, то мы делимся накопленными знаниями и сотрудничаем с такими организациями, как Международное энергетическое агентство (МЭА), Международное агентство по возобновляемым источникам энергии (IRENA).

Недавно мы были на Конгрессе Всемирного энергетического совета в Голландии, где мы также взяли на себя обязательство сотрудничать со всеми международными и региональными организациями. И на самом деле, эта тема также была вынесена на COP29.

Что необходимо для перехода к «зеленой» экономике в целом, так это политика и благоприятные условия для поддержки любых новых альтернативных источников энергии. Во-вторых, необходимы постоянные инновации в науке и технике. Конечно, не каждой стране нужно инвестировать в это, потому что затраты огромны, но кто-то будет вкладывать, и у вас должен быть потенциал для привлечения этих инвестиций.

Далее - поддержка техническими знаниями, поддержка инвестициями в производство электроэнергии. Инвестиции в передачу и распределение электроэнергии также будут иметь решающее значение, как и инфраструктура. Все это подводит меня к последнему пункту - финансирование, которое может осуществляться из внутренних источников. На ежегодном собрании АБР [в Тбилиси в 2024 году] мы провели несколько сессий по «зеленым» или ESG-облигациям, которые ориентированы на устойчивое развитие.

Страны могут рассмотреть инновационные финансовые инструменты для привлечения долгосрочного финансирования для производства чистого водорода. Но у АБР также есть инструменты по льготному финансированию. Мы также внедрили инициативу IF-CAP - Инновационный финансовый фонд по климату в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Кроме того, у нас есть собственная система достаточности капитала, которую мы обновили, что будет давать нам в 2024 году ежегодно на 10 миллиардов долларов больше. Так что, если у нас раньше было 26 миллиардов долларов, теперь мы можем получить 36 миллиардов долларов. Поэтому есть ожидания, что будем делать больше в области энергетического и климатического перехода в широком смысле.

- Насколько сложна проблема перехода существующей инфраструктуры на использование «зеленой» энергии в современных условиях?

- Знаете, это действительно зависит от ряда причин, так что важен контекст. В дискуссиях о переходе к энергетике есть концепция, которая называется «энергетическая трилемма» [energy trilemma].

Первое - это энергетическая безопасность. Когда вы заменяете уголь, газовое топливо на что-то другое, вам нужно убедиться в надежности альтернативного источника, потому что вы не можете позволить населению оставаться без электричества зимой или летом. Промышленность не выживет, поэтому важна безопасность.

Во-вторых, важна стоимость. Вы не можете обременять свое население. Поэтому правительству придется выделять субсидию, либо это должен делать кто-то другой, либо люди должны быть готовы платить, либо затраты должны снизиться. Таким образом, стоимость и доступность очень важны.

И третье - это устойчивость.

Это, безусловно, пойдет на пользу окружающей среде. Но как достичь правильного баланса между безопасностью, доступностью, затратами и устойчивостью? Эти три фактора важны.

В дополнение ко всему этому есть еще и четвертый фактор - контекст, потому что одно решение не может годится для всех. То, что применимо в Азербайджане, не подойдет Индонезии, ОАЭ или Бангладеш.

Что касается внедрения технологий, то я приведу вам пример.

В Индонезии электросети имеют свою пропускную способность. Теперь для возобновляемых источников энергии нужен другой тип высоковольтной передачи, потому что иначе она не будет надежной. Поэтому необходимо вкладывать больше средств в передачу электроэнергии. Кроме того, в некоторых странах, например в Индонезии, есть острова. То, что вы производите на острове, вы должны потреблять в пределах этого острова: Вы не можете проложить подводные кабели, так как это будет очень дорого, поэтому сеть должна быть более локализованной.

В Азербайджане существуют ограничения по мощности с точки зрения роста спроса, поэтому потенциал региональной торговли очень важен. Кроме того, необходимо инвестировать в региональную передачу электроэнергии, что требует больших затрат, а также заключать соглашения о торговле электроэнергией между странами. АБР оказывает поддержку в этих направлениях.

Таким образом, существуют технологические и денежные ограничения, а также ограничения со стороны спроса и предложения, которые необходимо преодолеть.

Но в целом мы уверены, что Азербайджан успешно примет у себя COP29, и мы рады сотрудничать с ним.

в начало