Новости Азербайджана | Media.az https://media.az/assets/frontend/images/favicon/android-icon-192x192.png
1002 AZ Baku Nasimi district R.Rza street, 75
Phone: +994 (012) 525-49-09
Врач из Германии мечтает развить онкогинекологию Азербайджана. Интервью с Эльвином Багишевым
  1. Главная страница
  2. Общество
  3. Врач из Германии мечтает развить онкогинекологию Азербайджана. Интервью с Эльвином Багишевым

Врач из Германии мечтает развить онкогинекологию Азербайджана. Интервью с Эльвином Багишевым

Ая -

Ая +

Германия всегда привлекала азербайджанскую молодежь, желающую получить медицинское образование за рубежом. Сегодня в этой стране работают около 1 520 азербайджанских врачей.

Одним из таких специалистов является онкогинеколог Эльвин Багишев, проходящий резидентуру в Университетской клинике Эрланген. Образование в данной сфере он начал получать в Азербайджанском медицинском университете, но на втором курсе уехал в Германию и поступил в немецкий вуз. За 11 лет пребывания в ФРГ наш соотечественник прошел испытания конкуренцией среди студентов и отсутствием доверия со стороны немецких пациентов. В настоящее же время он успешно работает сразу в нескольких направлениях: акушерство, гинекология и онкология.

В интервью Media.Az Э.Багишев рассказал, как Германия борется с онкологией, как женщинам предостеречь себя от рака, в чем Азербайджан отстает на многие годы и почему он хочет вернуться на родину.

- Эльвин муаллим, почему именно медицина?

- Еще в подростковом возрасте я осознал, что мне нужна профессия, благодаря которой я буду помогать обществу. При этом мой отец был против медицинской сферы. Он работает врачом скорой помощи более 30 лет и как никто другой знает, насколько тяжела эта сфера, тем более зарплаты докторов, особенно в начале его карьеры, были крайне низкими. А мама, наоборот, всегда восхищалась этой профессией, хотя и не до конца осознавала нагрузку и ответственность данной работы. Я загорелся желанием внести лепту в развитие медицины на родине. Ведь наша система здравоохранения все еще несет на себе отпечаток наследия Советского Союза и потому требует модернизации. Например, в Азербайджане не так давно начала применяться система медицинского страхования, хотя в Германии таковая действует уже около 100-150 лет.


Эльвин Багишев на первом курсе ​Азербайджанского медицинского университета, 2010 год

- К слову о немецкой системе. Как мне известно, в Германии пациенты месяцами могут ждать приема у врача…

- Нельзя сказать, что немецкая система идеальна. Но что касается очередей, они возможны при плановых обследованиях. Конечно, когда речь идет о вопросе жизни и смерти, то подобное исключается. Нужно учитывать, что в Германии и частные, и государственные клиники работают по системе медстрахования, то есть медицина доступна всем. Также здесь много беженцев и высокий процент пожилого населения, которому часто требуется врачебная помощь. Специалистов просто-напросто на всех не хватает. Поэтому Германия открыта для докторов из других стран и даже недавно упростила для них миграционный процесс, сократив количество лет, за которое они могут получить гражданство (по данным за май 2023 года, 14% врачей в Германии – иностранцы, большинство из которых граждане Евросоюза, Сирии, Румынии, России, Австрии и Греции – прим. ред).

- Что подтолкнуло вас отправиться учиться за границу?

- Еще в старших классах мой учитель по физике неоднократно повторял, что у меня есть потенциал получить хорошее образование за границей. Тогда я и задумался об обучении в Германии. Тем не менее для начала поступил в Азербайджанский медицинский университет, набрав на экзаменах 675 баллов. На втором курсе я подал документы на поступление в немецкий вуз по азербайджанской Госпрограмме, но не прошел интервью. Поэтому отправил свою заявку напрямую в немецкий университет и был принят. Первый курс обучался за свой счет. А через год по решению Микаила Джаббарова, на тот момент министра образования, мне выделили государственную стипендию по финансированию моей учебы за границей, за что выражаю ему глубокую благодарность.

- Получается, после окончания обучения вы должны вернуться в страну?

- Нет, таких условий мне не ставилось. Знаете, меня можно и не звать, ведь я и сам хочу вернуться (улыбается), чтобы привнести свою лепту. Но для этого должен окончить резидентуру.


Эльвин Багишев с однокурсниками в Азербайджанском медицинском университете, 2011 год

- В чем главное отличие в системах образования Азербайджана и Германии?

- Я бы сказал, что процесс обучения в отечественных вузах очень схож со школьным. То есть сначала тебе дают знания, а затем оценивают то, как ты их усвоил. В Германии же весь свой потенциал ты можешь реализовать на экзамене. Во время лекций вопросы студентам задают, чтобы сделать урок интерактивным и более интересным. Учащиеся отвечают на добровольной основе и не получают за это оценку. За счет этого снижается стресс, ты не боишься ответить неправильно и получить плохую отметку. Было бы здорово переосмыслить этот аспект в азербайджанской системе образования.

- Насколько высока конкуренция среди студентов в Германии и впоследствии при трудоустройстве?

- В ФРГ квоты на обучение иностранных студентов составляют всего 10%. Одним из главных факторов при поступлении являются оценки в аттестате. Поэтому все студенты изначально имеют высокий академический потенциал, и конкуренция наблюдается соответствующая.

На рынке же труда ситуация зависит от разных аспектов. Немцы стремятся к балансу между личной жизнью и работой. Поэтому чаще выбирают медицинские направления, где более расслабленный ритм и нет переработок. Одним из таких является дерматология. По этой причине и конкуренция среди врачей в данной области там высокая. К более тяжелым специальностям с точки зрения нагрузки готовы, как правило, иностранные медики. Дело в том, что в Германии зарплата докторов никак не зависит от количества часов работы и пациентов. Поэтому местные врачи предпочитают меньше работать, но получать такую же достойную зарплату, как и более нагруженные специалисты.

Но, как я уже отметил ранее, в Германии не хватает сотрудников системы здравоохранения, поэтому в целом конкуренция не такая жесткая. Однако это не отменяет тот факт, что требования ко всем высокие.

Эльвин Багишев на первом курсе Гейдельбергского университета, Германия, 2012 год

- Поговорим об онкологической гинекологии. Почему эта сфера?

- Гинекология – широкая область, которая включает в себя такие направления, как акушерство, хирургия, онкология и даже эндокринология. В Германии гинеколог может специализироваться сразу во всех этих профилях. Например, я занимаюсь акушерством и онкологией. Последняя сфера особенно меня интересует, так как она очень перспективна и развита в Германии. Моя работа состоит в том, что я консультирую онкобольных, прописываю им медикаменты для химиотерапии и слежу за их состоянием. К слову, расходы на подобные дорогостоящие препараты здесь тоже покрываются медицинской страховкой.

- Поделитесь самыми стрессовыми моментами вашей работы?

- Порой приходится мириться с капризами пациенток. Однажды женщина настаивала на спонтанных (естественных – прим. ред.) родах, хотя ей экстренно требовалось кесарево сечение. Состояние плода ухудшалось с каждым часом и в какой-то момент его пульс упал до 50 ударов в минуту, при этом в норме он варьируется между 110-160. Тогда нам всем врачебным составом пришлось буквально уговаривать ее на операцию, в противном случае она бы потеряла ребенка. Наконец роженица согласилась, и у нас было всего 10 минут, чтобы подготовить операционную и провести роды.

- Желание родить естественным путем, несмотря ни на что, свойственно всем вашим пациенткам?

- Нет, в данном случае, как я и сказал, это был каприз. В последнее время я, наоборот, замечаю тенденцию, что все больше женщин стремятся родить путем кесарева сечения, потому что это безболезненно и быстро. Но на самом деле это не совсем так, и у данной операции могут быть свои неприятные последствия. Сегодня около 20% немецких рожениц делают кесарево сечения. В 95% это происходит по медицинским показаниям (например, неправильное положение плода), а в 5% – по желанию матери. С последними мы всегда проводим беседу, чтобы понять причину, и предупреждаем о рисках. Зачастую это желание обусловлено страхом естественных родов.

- А стоит ли женщинам, раздумывающим о родах за границей, рассматривать Германию?

- Обеспеченные пары рассматривают другие страны по нескольким причинам. Одна из них – гражданство. Но стоит учитывать, что немецкий паспорт выдается по принципу количества прожитых лет. Другая причина – комфорт. Германия, конечно, благоприятная и безопасная страна с точки зрения вынашивания плода и родов. Здесь вы точно найдете хорошего специалиста. Но я не вижу смысла выбирать именно ее, так как есть много других государств, которые предлагают больше привилегий и более выгодные условия для матерей и их детей.

Эльвин Багишев в Германии, 2018 год

- Вернемся к стрессовым моментам работы, но уже с пациентами с онкологией…

- Каждые три месяца мы проводим обследование и проверяем, есть ли улучшения у пациентов, которые проходят химиотерапию. Бывает, что онкобольные перепробовали уже почти все виды химиотерапии и идут на последнюю возможную попытку. Но после я вижу, что метастазы вновь увеличились... Очень тяжело сообщать об этом людям и видеть, как в их глазах навсегда потухает надежда.

Помню, у меня была пациентка, которая прошла много этапов химиотерапии и в какой-то момент сообщила, что хочет прекратить процедуры, хотя прекрасно понимала, к чему это приведет. «Лучше я проведу остаток жизни в кругу родных, а не в больницах», – сказала она. Мы обнялись и попрощались. Ведь это выбор пациента, врач не может продолжать лечение без его согласия. Просто понимаете, химиотерапия – это не волшебная таблетка, от которой станет лучше. Помимо того, что пациент никогда не может быть уверен, что она точно ему поможет, так еще и этот процесс сопровождается множеством побочных эффектов. Порой они настолько невыносимы, что люди отказываются от терапии.

- Что нужно сделать женщине, чтобы предостеречь себя от рака?

- Давайте рассмотрим основные виды онкогинекологии по отдельности. Рак шейки матки вызывается вирусом папилломы человека (ВПЧ). К счастью, от него уже есть прививка. В Германии ее делают девочкам с девяти лет, то есть до первого полового контакта. Альтернативный путь – каждый год сдавать мазок Папаниколау на наличие аномальных клеток. Я бы посоветовал нашим читательницам рассмотреть один из этих вариантов. Рак шейки матки проходит более тяжело, чем, например, рак молочной железы, и методы его лечения до сих пор не так хорошо изучены. Если же его диагностировать в прогрессивной форме, исцеление практически невозможно.

Перейдем к раку матки. Его причины часто связаны с преклонным возрастом. Слизистая оболочка матки вырождается и образует онкологические клетки. Такое, например, может произойти после менопаузы. Если у пациентки климакс, ей 60-70 лет, и вдруг у нее вновь появляется вагинальное кровотечение, то без раздумий нужно обратиться к врачу и сделать соскабливание матки.

- Самым распространенным видом рака является рак молочной железы…

- Вы правы. В Германии ежегодно его диагностируют у около 80 тысяч женщин. Здесь важную роль играет генетический фактор. Существуют два гена, которые способствуют тому, что у женщины рано или поздно начинает развиваться рак молочной железы и в дальнейшем рак яичников. То, что на появление рака груди может повлиять питание, стресс и вредные привычки, – миф. Также сейчас изучается вопрос, как гормональная и стероидная терапия может стать причиной развития онкологии.

Но мы остановимся на генетическом аспекте. Нужно выяснить, есть ли в роду женщины те, кто страдал от этого вида рака в возрасте до 50 лет. Если данный факт подтверждается, необходимо проверить, существуют ли у вас эти гены, и сделать генетический анализ. В случае их наличия пациентке могут прописать препарат, который предотвратит стимуляцию онкоклеток. Таким женщинам рекомендуется проводить маммографию или ультразвук груди каждые шесть месяцев, а также делать УЗИ яичников, поскольку рак яичников и молочной железы тесно связаны друг с другом.

В крайнем случае, если вы уже реализовали свой родительский потенциал, то врач может предложить удаление яичников. Так, например, поступила Анджелина Джоли. У нее обнаружили вышеупомянутые гены, и, чтобы предостеречь себя на 100%, она удалила и молочные железы, и яичники. Но это крайне радикальная мера. Для обладателей этих генов, которые хотят стать родителем, рекомендуется как можно скорее забеременеть или заморозить яйцеклетки.

Если же наследственный фактор – это не ваш случай, то каждый год проверяйте грудь на наличие опухолей и микрообразований, а также делайте УЗИ яичников, чтобы убедиться, что они не увеличены и на органах отсутствуют аномальные кисты.

- В последние годы о раке молочной железы стали говорить намного больше. С чем это связано?

- Рак молочной железы всегда стабильно диагностировался у множества женщин. Но в последнее время этой проблеме стали придавать большую огласку в СМИ и социальных сетях. Также раньше в силу того, что методика обследования была не так развита, людям часто ставили неправильный диагноз. Ведь рак груди способен давать метастазу в другие органы, и женщины могли не знать, что изначальная проблема исходила от молочных желез.

К счастью, с развитием медицины все изменилось. Если еще 10 лет назад этот вид рака считался приговором, то сегодня мы можем продлить жизнь таких пациентов на 10-20 лет и сделать так, чтобы это была именно комфортная жизнь, а не мучения.

Эльвин Багишев во Франкфурте, Германия, 2012 год

- Чему Азербайджану стоит научиться у Германии с точки зрения оказания помощи онкобольным?

- Во время своего последнего приезда на родину я действительно заметил много позитивных изменений в нашей медицине. При этом нам есть куда стремиться. Необходимо повышать точность установления диагноза, а также качество профилактических мероприятий и химиотерапии. Что касается последней, то главную проблему я вижу еще и в ограниченной доступности. В Германии каждый человек может позволить себе лечение лучшими препаратами за счет страховой системы. Надеюсь, что с развитием страховой медицинской системы этот вопрос решится и у нас в стране. Но пока без помощи государства пациентам очень тяжело получить химиотерапию, так как стоимость одной дозы препарата может достигать 20 тысяч долларов. В России эта проблема решается на фондовом уровне. В Азербайджане тоже существуют фонды, но помощь осуществляется точечно и индивидуально. Необходимо ее централизовать.

- В начале интервью вы упомянули, что ваш отец уже 30 лет является врачом скорой помощи. Он рассказывает, каково это работать в данной сфере?

- Конечно. В психологическом плане это непростая работа, отец очень устает. Ведь скорая помощь работает в экстренных случаях. Порой пациенты обращаются слишком поздно, спасти их не всегда удается. Бывает, что убитые горем близкие неадекватно ведут себя по отношению к врачу, применяют рукоприкладство. Но, несмотря на это, мой отец никогда не думал бросать это дело. Моменты, когда пациентам становится лучше, перевешивают все трудности.

- Как ваш отец, посвятивший свою жизнь тяжелой и относительно низкооплачиваемой работе в сфере медицины, относится к вашему желанию вернуться на родину?

- Он считает, что на данном этапе смысла возвращаться нет, так как у меня еще не так много опыта. Но главное для него, чтобы я стал хорошим врачом и если вернулся в Азербайджан, то привнес нововведения и вложил свои знания в развитие местной системы. Для меня это тоже является приоритетом. Что касается зарплаты, то между Азербайджаном и Германией нет особой разницы. В некоторых сферах, например в гинекологии и кардиохирургии, азербайджанские врачи в частных клиниках могут зарабатывать даже больше немцев. Как мне известно, доход специалистов, работающих в медучреждениях, перешедших на страховую систему, значительно увеличился.

- Напоследок расскажите, за годы жизни в Германии стали ли вы частью немецкого общества?

- Скажу так: за 11 лет я точно не стал немцем. Хоть Германия и приняла множество беженцев, но немецкое общество все еще остается закрытым для иностранцев. Главная цель местных – найти хорошую работу, и отношения с людьми они в основном строят на деловой основе в рабочей среде. Это для нас, азербайджанцев, важны доверительные теплые межличностные отношения. Здесь все иначе. Например, если в Азербайджане врачи напрямую поддерживают контакт с пациентами, то в Германии для этого есть специально обученные люди. То есть, если вас что-то тревожит, то задать свой вопрос вы можете, позвонив в клинику, а операторы вам помогут.

…Что тут таить, я скучаю по Азербайджану, по нашей кухне, людям и даже бакинскому ветру. Как бы хорошо ни было в Германии, наши культурные установки невозможно переформатировать. Да и мне кажется, для каждого человека важно реализовать свой потенциал и принести пользу родине. И я не исключение.

Лейла Эминова

в начало