Новости Азербайджана | Media.az https://media.az/assets/frontend/images/favicon/android-icon-192x192.png
1002 AZ Baku Nasimi district R.Rza street, 75
Phone: +994 (012) 525-49-09
Кризис в Латинской Америке: все пойдет по правилам Венесуэлы и Китая? - ИНТЕРВЬЮ ИЗ РФ
  1. Главная страница
  2. Политика
  3. Кризис в Латинской Америке: все пойдет по правилам Венесуэлы и Китая? - ИНТЕРВЬЮ ИЗ РФ

Кризис в Латинской Америке: все пойдет по правилам Венесуэлы и Китая? - ИНТЕРВЬЮ ИЗ РФ

A A

Латинская Америка замерла в ожидании дальнейшего развития событий вокруг Гайаны. Переговоры между президентами Гайаны и Венесуэлы Мохамедом Ирфааном Али и Николасом Мадуро соответственно, которые прошли на прошлой неделе, завершились невнятным результатом. Каракас и Джорджтаун договорились не использовать силу для разрешения территориального спора, и на этом все.

При этом Венесуэла уже назначила администрацию в присоединенный в одностороннем порядке штат Гайана-Эссекибо, а временным административным центром стал город Тумеремо в штате Боливар. Кроме того, министр обороны Венесуэлы Владимир Падрино заявил, что Боливарианские национальные вооруженные силы готовы к любому сценарию в споре с Гайаной. Каракас дал три месяца нефтяным компаниям, которые работают на участках моря в Гайане, где не была проведена делимитация, потребовав завершения всех операций.

Ситуацию для Oxu.Az прокомментировал российский аналитик, эксперт по Латинской Америке Александр Степанов:

- Для того чтобы понять, что происходит, ни в коем случае нельзя этот конфликт переводить в формат двусторонних отношений между Венесуэлой и Гайаной. Важно шире посмотреть на процессы, которые разворачиваются в целом в регионе Латинской Америки и странах Карибского бассейна. По большому счету один из ключевых факторов, влияющих на процессы, - это глобальное противостояние Китая и США.

Сейчас мы видим, что Каракас совершил целую серию шагов, в юридическом плане фиксирующих присутствие Венесуэлы в этом новом спорном регионе, который в стране уже считается 24-м штатом. Все эти юридические действия сейчас будут насыщаться практическими моментами. Параллельно объявлена мобилизация, так что, хотя вариант силового сценария сейчас отошел на второй план в силу политических договоренностей, но в каком-то варианте он не исключен.

Площадка, где встречались лидеры Венесуэлы и Гайаны - это Кингстаун - столица Сент-Винсент и Гренадин. Одним из наднациональных органов, который транслировал эти договоренности, стал СЕЛАК - Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Штаб-квартира СЕЛАК находится в Каракасе, эта организация с 2015 года активно развивает взаимодействие с Китаем. По большому счету СЕЛАК является одной из опорных структур по продвижению интересов Пекина в регионе Латинской Америки и Карибского бассейна.

Каракас изначально спроецировал агрессивную внешнеполитическую линию, затем произошел дипломатический откат в рамках контролируемых Венесуэлой и Китаем условий.

Другая структура, которая участвовала в посреднической миссии между Венесуэлой и Гайаной, - CARICOM (Карибское сообщество). Штаб-квартира CARICOM находится в Джорджтауне - столице Гайаны, и Вашингтон имеет на эту организацию тотальное влияние. Страны CARICOM ежегодно привлекаются на учения Южного командования Вооруженных сил США (ARSOUTH). У США есть определенные планы по созданию в Гайане американской военной базы.

Так что очевидно влияние внешних акторов в этом, казалось бы, двустороннем территориальном споре.

Далее. Гайана стала очень популярной из-за своих нефтяных месторождений. По разным оценкам, их запасы составляют до 25 млрд баррелей. Есть прогнозы, что компании, работающие в Гайане, смогут добывать от 1,2 до 1,5 млн баррелей в сутки. Так что возникает аспект борьбы за большую региональную ресурсную базу. Там порядка 30 месторождений, разработка ведется на десяти их них. И эта деятельность во многом незаконна, ведь территориальный спор не был решен.

Там активно работает американская корпорация Exxon. Помимо нее в консорциум входит китайская компании China National Offshore Oil Corporation (CNOOC). В контексте развязанных США торговых войн с Китаем, у CNOOC позиция не очень устойчивая, ее могут выдавить. Вполне возможно, что Пекин сейчас предпринимает шаги по защите своих национальных интересов. При этом Китайская Народная Республика (КНР) выстраивает и с Гайаной очень конструктивные отношения, которые включены в китайскую инициативу «Один пояс, один путь».

Так что в этом кризисе смешались и экономика, и геополитика, и проекции военного присутствия (ее КНР пока не использует, хотя может).

- А что вы думаете о позиции Бразилии, которая очень активна в венесуэльско-гайанском споре?

- Давайте обратим внимание на президента Бразилии Лулу да Силва. Он является одним из основателей межгосударственного объединения БРИКС, по которому с региональных позиций наносится серьезный удар. Лулу да Силва - это безусловный союзник председателя КНР Си Цзиньпина. И насколько для Бразилии выгодно появление еще одной военной базы (американской - ред.) в Гайане? Это риторический вопрос, никто из соседей не хочет наращивания американского военного присутствия в регионе. А вот китайские инвестиции в инфраструктурные, энергетические проекты выгодны всем.

- Насколько я понимаю, ситуация сейчас остается подвешенной, а нынешние споры Венесуэлы и Гайаны можно считать проявлением противостояния США и Китая?

- Все верно.

- Но ситуация неопределенности не может длиться вечно. Венесуэла дала три месяца нефтяным компаниям, работающим в Гайане. А что будет дальше?

- Сейчас взята пауза для того, чтобы произошло переосмысление региональной обстановки в свете транслируемой Венесуэлой угрозы. Должны быть предприняты шаги по сворачиванию добычи нефти в той зоне, которая считается спорной. Если этого не произойдет, то вполне возможны другие сценарии.

На сегодняшний день венесуэльские корпорации официально расширяют свой штат, локализуют свои инфраструктурные возможности в приграничье. Делается это, вероятнее всего, для того, чтобы в ненасильственной форме зайти в свой 24-й штат и приступить к разработке ресурсной базы. В Венесуэле задаются вопросом: почему они не имеют права добывать ту же нефть, а американская компания Exxon может это делать?

Но я не думаю, что будут широкомасштабные боевые действия, однако Каракас будет решать вопрос безопасности своих сотрудников. Кстати, одна из венесуэльских корпораций - CVG недавно подписала договор о сотрудничестве с индийской компанией, так что совершенно спокойно может обеспечить доступ индийцам к месторождениям, которые находятся на «новых» территориях.

Версия о том, что присоединение нового штата - это предвыборная риторика (в Венесуэле в 2024 году должны пройти президентские выборы - ред.), не выдерживает критики. Ведь Каракас сделал практические шаги, юридически закрепив эти территории за собой, создана нормативно-правовая база для создания новых органов власти и военного управления в регионе. Была опубликована даже официальная карта.

Осталось меньше трех месяцев (до фактического ультиматума, который выдвинула Венесуэла нефтяным компаниям - ред.). Я думаю, что Exxon вряд ли будет сворачиваться, а ситуация может приобрести силовой характер. Но, повторюсь, до широкомасштабных боевых действий дело вряд ли дойдет. Еще одна региональная история, грозящая перерасти в войну, не нужна и США. Надо помнить, что Венесуэла обладает одной из самых мощных армий в Латинской Америке.

Если говорить о дальнейшем сценарии, то все пойдет по правилам Каракаса и Пекина. Вполне возможен формат промежуточных договоренностей с предоставлением некоторым компаниям права временно использовать месторождения. Джорджтаун сейчас однозначно идет на уступки, будет готов на любые компромиссные решения. В противном случае для государственности Гайаны все будет очень печально.

- Задам дилетантский вопрос: кто за кого и кто против кого в Южной Америке?

- Этот вопрос тянет на трехчасовую лекцию (смеется). Поэтому я скажу коротко: регион Латинской Америки - это лоскутное одеяло. Здесь нет значимых интеграционных союзов, которые давали бы представление о стабильной координации тех или иных стран.

Все мы видели так называемый «розовый прилив» в Латинской Америке, когда к власти в странах стали приходить по большому счету левые силы. А сегодня наблюдаем, как буквально за несколько месяцев до вступления в БРИКС в Аргентине появляется новый руководитель и, соответственно, полностью меняется курс страны.

Так что нельзя сказать, что внутри региона кто-то с кем постоянно согласовывает свои шаги.

в начало