Новости Азербайджана | Media.az https://media.az/assets/frontend/images/favicon/android-icon-192x192.png
1002 AZ Baku Nasimi district R.Rza street, 75
Phone: +994 (012) 525-49-09
Вадим Дубнов: Азербайджан главную задачу решил - ИНТЕРВЬЮ ИЗ ПРАГИ
  1. Главная страница
  2. Политика
  3. Вадим Дубнов: Азербайджан главную задачу решил - ИНТЕРВЬЮ ИЗ ПРАГИ

Вадим Дубнов: Азербайджан главную задачу решил - ИНТЕРВЬЮ ИЗ ПРАГИ

A- A+

Армения продолжает полным ходом показательно удаляться от России. На прошлой неделе армянский премьер Никол Пашинян отказался участвовать в заседании межправительственного совета Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Кроме того, Армения впервые стала участницей мероприятия по подготовке саммита по украинской «формуле мира», которая прошла на Мальте. Республику Армения на встрече, которая проходила на уровне внешнеполитических советников и советников по национальной безопасности, представлял секретарь Совета безопасности Армен Григорян.

Понятно, какие чувства вызывают эти действия у Москвы, но можно ли говорить о «разводе» между Россией и Арменией? И как этот процесс скажется на армяно-азербайджанском урегулировании? Об этом Oxu.Az беседует с известным аналитиком, экспертом по Кавказу, обозревателем радио «Свобода» из Праги (Чехия) Вадимом Дубновым:

- Я не думаю, что можно говорить о «разводе», но то, что речь идет о конкретных серьезных разногласиях, жестком столкновении мнений между Ереваном и Москвой - это факт. И связано это во многом с вопросом контроля над Зангезурским коридором, или, если угодно, дорогой. Армения пытается организовать для себя международную поддержку. И ей в этой ситуации нужно позиционировать себя так, чтобы помощь Запада выглядела логичной. Отсюда и все эти действия Еревана, включая реверансы в сторону Украины. На самом деле идет игра по якобы дистанцированию от России. Но если будет решена проблема Зангезурской дороги (хотя я не знаю, как это произойдет, и произойдет ли вообще), то все вернется «на круги своя».

Сейчас, я думаю, Кремль дал волю той части своей элиты, которая не любила Никола Пашиняна. Кстати, я далек от мысли, что армянского премьера не любят из-за того, что он «видный революционер», он таковым не является, и в Кремле это знают. Но, еще раз скажу, что эти события связаны с противостоянием между Москвой и Ереваном по вопросу контроля над Зангезуром (напомним, что по трехстороннему соглашению от 10 ноября контроль за транспортным сообщением между западной частью Азербайджана и Нахчываном должны осуществлять органы Пограничной службы Федеральной службы безопасности России, в Армении выступают против этого - ред.).

- Что касается зангезурской дороги, то ведь Азербайджан неоднократно заявлял, что если Армения против, то связь с Нахчываном и далее в Турцию и Европу пройдет через Иран, и соответствующие работы уже идут. И в чем тогда проблема у Еревана?

- На самом деле, идет большая игра, и это ее вторая часть. Первая была, когда Азербайджан установил пограничный пропускной пункт «Лачын», предложив Армении сделать то же самое зеркально. Это вызвало явное недоумение у российской стороны, которая привыкла думать, что контроль будет принадлежать ей.

С этого момента интрига немного изменилась. Если раньше Азербайджан был главным действующим лицом давления на Армению, то теперь в этом качестве выступает Россия. Баку дает понять Москве и Еревану, чтобы они сами договаривались, а если у них не получится, то у Азербайджана есть альтернатива и без них (через Иран).

Конечно, маршрут через Иран вполне реален, частично он и без того существует. Но, я думаю, что России, да и Азербайджану, все-таки было бы удобно провести коммуникацию через Армению. Однако Азербайджан, в отличие от России, может позволить себе некую вариативность.

- А ведь российский вице-премьер Алексей Оверчук уже комментировал проект по строительству железной дороги по иранской территории в обход Армении. По его словам, дорога через армянскую территорию - 42 км, а через иранскую - примерно 50 км. То есть разница в два моста и 8 км пути.

- Насколько я знаю, в Иране сложный рельеф местности. Но дело в общем-то не в этом и не в километраже, а еще и в политических моментах. Москве хотелось бы, чтобы дорога прошла через Армению, это выгодно всем, кроме, может быть, Ирана. Иранский маршрут все-таки кажется достаточно искусственным вариантом, но он является элементом давления на Армению.

- Как это все отразится на переговорах по армяно-азербайджанскому урегулированию? Европейская площадка себя не оправдала, а российская не работает, так как вряд ли Никол Пашинян, учитывая нынешнее обострение между Ереваном и Москвой, согласится поехать в Россию для проведения встречи. И кому нужны переговоры, ведь Азербайджан, по большому счету, выполнил практически все поставленные задачи, обеспечил суверенитет на всей территории страны.

- Повестка для переговоров быстро меняется. Баку, как вы правильно сказали, свою главную задачу решил. Но для Москвы и всех остальных игроков все только начинается. Думаю, что у всех сторон произойдет некая корректировка позиций, в том числе и у Азербайджана. Дело в том, что ресурс сближения с Россией близок к исчерпанию. Баку всегда придерживался политики равноудаленности, а сейчас баланс нарушен в пользу Москвы, так что, как мне кажется, Азербайджан будет выправлять ситуацию.

Проводить сейчас переговоры в Москве для Армении будет сложно. Пашинян не хочет оказываться в ситуации «один против двух» (Азербайджана с Россией). Еревану хочется расширить количество участников, пусть даже это будет формат «3+3» или встреча в Тбилиси.

Думаю, что и европейцы попытаются наладить ситуацию, чтобы продолжить мирный процесс. Но у меня ощущение, что в конечном счете Баку и Ереван постепенно будут осознавать выгоды прямых переговоров.

- Но насколько возможно заключение мирного соглашения без изменения Конституции Армении? Ведь там дается ссылка на Декларацию о независимости страны. А в этом тексте черным по белому написано о «воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха»...

- Я не юрист, но насколько понимаю, всегда можно найти какой-то вариант, чтобы обойти проблему. Первое, что приходит на ум - это приоритет международного права над внутренним. Международный договор будет иметь приоритет над армянским законодательством. Здесь есть вопрос трактовок, а в таком случае, как правило, побеждают соображения целесообразности, а не юридической чистоты.

в начало