В среду из-за противодействия со стороны США Апелляционный орган Всемирной торговой организации (ВТО) прекратил свою деятельность. Перестала действовать и вся система ВТО и выработанные до этого правила мировой торговли. Причина простая - на протяжении двух лет Соединенные Штаты блокируют процесс выбора новых членов Апелляционного органа ВТО. И поскольку у двух из трех действующих судей завершился срок полномочий, то соответственно, без выбора новых судей, Апелляционный орган ВТО, а вместе с ней и вся организация «зависла в воздухе».

Эта история заставляет нас задаться вполне естественным вопросом: отразится ли на внешнеторговой деятельности Азербайджана возможный крах ВТО? Вопрос не праздный, потому как наша страна подала заявку на вступление в организацию еще в 1997 году, а с 2004 года ведет переговоры как с представителями самой ВТО, так и странами, входящими в данную структуру. В 2007 году мы подписали двусторонний протокол с Турцией о завершении переговоров о вступлении в ВТО, в мае 2008 года - с Оманом и ОАЭ, в мае 2010 года – с Грузией, в 2012 году – с Кыргызстаном. Все еще продолжаются переговоры с Китаем и Молдовой. Так что работы много, которую, мы, кстати, и не форсируем, что является темой отдельного разговора. Поэтому, предлагаем разбить выстроенную нами цепочку «Азербайджан и ВТО» на две составляющие.

Во-первых, важно понять, что сегодня представляет собой международная организация, в которую еще пару десятков лет тому назад мы стремились вступить. Во-вторых, конечно же, следует четко понимать, что даст нам членство в ВТО в контексте событий, происходящих сегодня в мире.

Начнем с самого ВТО. Некогда, после окончания Второй мировой войны, примерно в то же время, когда появились ООН, Всемирный банк и Международный валютный фонд, то есть когда США и Европе надо было как-то восстанавливать свою экономику, а мировое сообщество мечтало о мире без войны, появилось так называемое Генеральное соглашение по тарифам и торговле. Оно не было полноценной международной организацией, однако с 1947 года торговые взаимоотношения в мире в большей степени регулировались нормативными актами, разрабатываемыми в рамках Генерального соглашения. Регулировались до тех пор, пока на этой наработанной базе в 1995 году не было создано ВТО.

Правила этой организации допускают более высокий таможенно-тарифный уровень защиты для развивающих стран по сравнению с развитыми. Проще говоря, если примерно одна и та же продукция, такого же качества производится и у вас, и у более развитой страны, то ВТО позволяет вам определить такой таможенный тариф, которым вы могли бы защитить собственный рынок и производителей. И здесь мы, собственно, подошли к вопросу торговых войн, вернее, к причинам, побудивших их в последние годы. Слишком уж часто таможенные тарифы стали использоваться в мире в качестве средства давления одних стран на другие. Нет смысла перечислять все, что на этом фронте творится, но не коснуться некоторых особо острых моментов мы тоже не можем. 

К примеру, только в этом году ВТО официально разрешила Вашингтону ввести пошлины на европейские товары общим объемом 7,5 млрд долларов в год в ответ на незаконное субсидирование Евросоюзом авиастроительного концерна Airbus SE. И это одобрение ВТО было последним препятствием для введения Штатами пошлин для европейских товаров. С 18 октября 2019 года Вашингтон ввел ряд пошлин, в том числе 10%-ую пошлину на поставки самолетов из ЕС, а также 25%-ую пошлину для некоторых промышленных и сельскохозяйственных товаров.

Понятно, что за всем этим стоит конкурентная борьба между Airbus SE и корпорацией Boing. И потому ЕС, в свою очередь, обвиняет Вашингтон в субсидировании Boeing. Этот спор в рамках ВТО длится уже 15 лет, а теперь, по всей видимости, достигло своего апофеоза. Ранее ВТО признала незаконными субсидии Штатов для Boeing, и в первом полугодии 2020 года должна вынести постановление относительно объема американского экспорта, для которого ЕС сможет ввести новые пошлины. Правда, теперь уже возможность принятия такого решения со стороны ВТО становится сомнительным.

Аналогичной политики США придерживается и в отношении Китая, и давление оказывается через тот же центр торговой силы – ВТО. Так, в сентябре нынешнего года вступили в силу новые взаимные пошлины США и Китая. Американцы повысили пошлины на 15% на очередную группу китайских товаров объемом в 300 миллиардов долларов, а китайская сторона в ответ также повысила пошлины, выразила Вашингтону протест и инициировала разбирательство в ВТО. В результате, эта структура одобрила ответные китайские пошлины на американскую продукцию, мотивировав тем, что правительство США не соблюдает антидемпинговых правил в отношении китайских товаров. И судя по всему, эта торговая тоже война будет длиться долго.

С другой стороны, зачем ждать вечность, если США могут иначе решить вопрос с высокими тарифами против неугодных стран, парализовав работу самого ВТО? Собственно, именно это мы сейчас и наблюдаем, поскольку согласно опубликованному меморандуму президента США Дональда Трампа, пришло время положить конец практике ВТО по «снисходительному отношению» к развивающимся странам в рамках правил международной торговли. Он обязал представителя США на торговых переговорах Роберта Лайтхайзера «использовать все доступные средства» для того, чтобы добиться от ВТО того, чтобы ее члены больше не претендовали на статус развивающихся стран, если их экономический потенциал указывает на то, что они больше не нуждаются в преференциях со стороны организации.

По мнению американского лидера, действующие нормы ВТО позволяют некоторым странам пользоваться «несправедливыми преимуществами». И если США решат, что ВТО не достигла «существенного прогресса» через 90 дней (это заявление было сделано в ноябре нынешнего года), Вашингтон в одностороннем порядке перестанет относиться к этим странам, как к развивающимся экономикам. И параллельно США заблокировали назначение судей в апелляционный орган ВТО, который сейчас состоит лишь из трех судей вместо положенных семи. Причем, cрок полномочий двоих из которых заканчивается в конце текущего года. А значит, с января 2020 года ВТО не сможет рассматривать тарифные запросы стран и принимать по ним решения.

Естественно, такое положение дел не нравится никому. В ООН, как всегда, пассивно призывают к миру. Генеральный секретарь этой организации Антониу Гутерриш предупредил об опасности усиления торговых противоречий в мире, призвав мировое сообщество урегулировать разногласия путем многостороннего диалога и оказания поддержки ВТО. Шанхайская организация сотрудничества также выступила против торговых войн и санкций, заявив, что это противоречит мирному характеру этой организации. А Евросоюз вообще приступил к разработке плана действий на случай, если США продолжат блокировать работу ВТО.

Немецкая газета Welt am Sonntag со ссылкой на внутренние документы ЕС и правительства ФРГ сообщило, что сотрудники еврокомиссара по торговле Сесилии Мальмстрем обсуждают возможность создания альтернативного арбитражного суда вне ВТО, что в долгосрочной перспективе может привести к возникновению параллельной организации. Сейчас конкретные переговоры по этому вопросу ведутся с Канадой. Если они завершатся успешно, то договоренности станут образцом для заключения подобных двусторонних соглашений и с другими странами, отметила газета. Предполагается, что урегулированием торгового спора будут заниматься три человека, которых гендиректор ВТО отберет из числа бывших членов апелляционного органа организации.

Теперь вернемся ко второй части указанной выше связки «Азербайджан и ВТО», и повторим вопрос: что даст нам членство в ВТО в контексте событий происходящих сегодня в мире? Конечно, если со следующего года США все же полностью парализуют работу этой структуры, то поставленный вопрос отпадет автоматически. Зачем Азербайджану вступать в международную организацию, которая полностью себя дискредитировала, не сумев защититься от одной, пусть даже самой сильной из более чем двухсот государств в мире? Но если представить невероятное и допустить, что Апелляционный суд ВТО все же останется дееспособным и функциональным и в начале 2020 года, то, опять же, стоит ли Азербайджану торопиться со вступлением в эту структуру, если сам этот вопрос является средством давления на Азербайджан со стороны Евросоюза?

Чтобы понять, о чем речь, нам вновь придется совершить краткий экскурс в историю. В 1999 году создается сам Евросоюз. В 2004 году появляется программа «Европейская политика соседства» (ЕПС), которая охватывает Средиземноморский регион и Восток. Тогда, как впрочем, и сейчас, ЕС выдвинул на первый план вопросы создания зоны свободной торговли, энергетической безопасности, прав человека и членства в ВТО. Последнее условие было очень удобным, потому что страны бывшего Восточного блока и СНГ не входили в ВТО, и членство в организации стало своеобразным механизмом воздействия.

Хотите в ЕС? Тогда открывайте свои рынки для европейских товаров, что, конечно же, таким развивающимся странам, как Азербайджан, было совершенно не выгодно. Как бы там ни было, но в 2007 году на базе таких программ как TRACECA, TACIS, INOGATE и т.д. Евросоюз разработал новые. Так, программа TACIS была заменена Европейским инструментом соседства и партнерства (ЕИСП), которая, в свою очередь, стала включать такие программы как Twinning, Техническая помощь и обмен информацией (TAIEX), Поддержка бюджета, Tempus и Erasmus Mundus. И тогда же Брюссель подготовил стратегический документ на 2007-2013 годы, отражающий его сотрудничество с Азербайджаном в рамках ЕИСП.

В документе нашли отражение вопросы развития рыночной экономики в Азербайджане, безопасности и реализации Совместного плана действий ЕС-Азербайджан. А в 2009 году, в Праге состоялся учредительный саммит «Восточного партнерства». Тем самым, фактически, политика соседства ЕС в направлении Азербайджана, Украины, Молдовы, Беларуси, Грузии и Армении трансформировалась с точки зрения содержания и цели. С тех пор Европа придерживается одной линии в политике по Азербайджану и строит отношения в соответствии со своими геополитическими, экономическими интересами, интересами безопасности и энергетической безопасности. И одним из конкретных проявлений этого и является ассоциативное членство и членство в ВТО. То есть, нам, по сути, говорят: если хотите в Европу, тогда примите ассоциативное членство и войдите в ВТО, а мы подумаем, достойны ли вы быть в ЕС. И не факт, что после этого нас в эту самую Европу примут.

Понятно, что такая односторонняя игра не нравится Азербайджану, желающему сохранить свою независимость в принятии политических и экономических решений. И это, в принципе, и объясняет то, почему наша страна со временем перестала форсировать вопрос членства в ВТО. Но есть еще одна причина, чисто экономическая. Теоретически членство в ВТО было бы выгодно Азербайджану для того, чтобы вести посредством этой структуры свою экспансионную политику в области экспорта. ВТО нам помогла бы преодолеть высокие таможенные тарифы этих стран и получить доступ на их рынки. Но у нас нет проблем с ненефтяным экспортом, поскольку этот сектор в Азербайджане пока только развивается, и мы далеки от состояния, когда могли бы заполнить рынки других стран своей продукцией. А рынки, в которые мы экспортируем товары, принадлежат дружественным государствам, с которыми у нас заключены соответствующие двусторонние договора.

В теперешнем состоянии Азербайджана, когда принятие правил игры в рамках ВТО, наоборот, могло бы привести к заполнению нашего внутреннего рынка более дешевыми товарами зарубежного производства, членство в этой структуре нам совершенно не выгодно. Даже если оно дает развивающимся странам право фиксировать (в момент вхождения в ВТО) сравнительно высокие тарифы на импорт. Вот почему регулярно наведываясь в Женеву, где находится штаб-квартира ВТО, представители Азербайджана твердо стоят на своем и спокойно отстаивают политические и экономические интересы нашей страны, не форсируя при этом события. К тому же, жизнь показала, что в этом мы совершенно правы. Ведь  ВТО фактически превратилась в формальную международную структуру.

Рауф Насиров

Media.az