В первые дни войны в российских провластных СМИ появились новости о солдате, который пожертвовал собой, чтобы спасти девушку из Харькова. Они утверждали, что в девушку, ее мать и солдат российской армии стреляли украинские военные. Но сама украинка и сослуживец погибшего говорят, что обстрел вели россияне. Пропагандисты так и не раскрыли имя погибшего солдата. Однако издание «Верстка» подробно рассказало его историю.

«Не стреляй! Это свои!»

25 февраля 29-летняя харьковчанка Каролина Перлифон рассказала в своем инстаграме, как попала под обстрел. Накануне, 24 февраля, они с мамой выехали из своего дома в загородном поселке, чтобы снять деньги и запастись продуктами. Когда они возвращались, оказалось, что российские военные перекрыли дорогу, ведущую назад.

«Нашу машину начали обстреливать, — писала Перлифон. — Мы свернули в тупик и выскочили». В этот момент к ним подбежали двое российских военных и сказали вместе с ними спрятаться за бетонными блоками, находившимися неподалеку. Минут 15–20 они вчетвером отсиживались в этом укрытии, но потом и по нему открыли огонь.

«Маму ранили в руку — я слышала, как она закричала от боли, — вспоминала Каролина. — И в это время меня кидает солдат на землю и кричит много раз: „Не стреляй! Это свои!“ Начинается сильный обстрел. Мертвый солдат падает на меня. Второго тоже подстреливают. А мама молчит. Я поднимаюсь и понимаю, что она мертва. Ей попали в голову. Я остаюсь одна».

Примерно через полтора часа, когда стрельба стихла, Каролина, по ее рассказам, выбралась из укрытия. Она помогла второму — раненому — служащему добраться до машины, отвезла его в безопасное место и вызвала скорую. Тело ее матери осталось лежать возле дороги на окраине Харькова, а вместе с ним — тело погибшего военного, который спас девушку.

«Чуть не стал жертвой фейка»

На следующий день, 25 февраля, Каролина вернулась на место обстрела. «Там уже была украинская армия, они исследовали территорию. Мы приехали за телом: там было тело мамы, тело этого русского солдата», — рассказала она «Верстке». Как звали военного, она не знала: он называл Каролине свое имя, но та была в слишком большом стрессе, чтобы его запомнить.

Перлифон сделала видеозапись, на которой были видны погибшие, и выложила ее в свой инстаграм. После этого о поступке российского военнослужащего, ссылаясь на публикацию девушки, стали сообщать российские СМИ и блоги. Но в их интерпретации история Перлифон сильно видоизменилась.

СМИ твердили, что Перлифон якобы «ввела читателей в заблуждение», рассказав, что попала под обстрел российских войск, — журналисты посчитали, что раз ее спас россиянин, то обстрел никак не мог быть со стороны войск РФ.

Через полторы недели СБУ Украины опубликовала видеозапись допроса выжившего военного, который был в укрытии вместе с Каролиной и ее матерью, — Валерия Васильева. В своих показаниях он подтвердил историю Перлифон о том, что мирных горожан обстреливали именно российские войска.

По его словам, 24 февраля он вместе с однополчанами находился на окружной дороге Харькова, и замполит отдал солдатам приказ перекрыть дорогу. «Но гражданские устроили типа… бунта, — рассказал он. — Нам сказали, туда надо, домой, на работу… надо проехать. Замполиту это надоело, он сказал стрелять… по гражданским. Когда… стреляли, машины разворачивались, уезжали».

На опубликованной записи допроса наконец-то прозвучало имя военного, который спас Каролину: оказалось, что его звали Иван Леванков, он находился в звании лейтенанта. Васильев объяснил, что, когда начался обстрел, они с Леванковым решили помочь двум женщинам выйти из машины и спрятаться.

«Минут через двадцать подполковник заметил, что мы гражданских с лейтенантом спасаем, — рассказал Васильев, — и он отдал приказ стрелять по нам с лейтенантом и по ним. Лейтенанту сначала прилетело в каску, не пробило. Потом уже в сонную артерию — его они убили. Потом они стреляли в мать этой дочери. Она тоже с лейтенантом погибла».

«Узнали, что он погиб, только по анализу ДНК»

В России имя погибшего военного впервые упомянули лишь спустя три месяца. Шумячская районная газета «За урожай» 20 июня сообщила в соцсетях о похоронах двух военнослужащих в Смоленской области РФ. Одним из них был Леванков. В заметке не указали дату его смерти и не упомянули поступок, который он совершил. Там сказано лишь, что он погиб «при выполнении боевых задач, исполнив свой ратный долг до конца».

Шумячи — родина военного Леванкова. Это небольшой российский городок на границе с Беларусью, в 140 километрах от областного центра региона — Смоленска. Старый междугородний автобус преодолевает это расстояние от Смоленского автовокзала за три часа.

На сельском кладбище около десятка свежих могил, обставленных новыми траурными венками. Рядом с одним из захоронений можно заметить венки от Министерства обороны и от администрации Шумячского района РФ. Именно здесь 18 июня похоронили Ивана Леванкова. На памятном кресте указана дата смерти — 24 февраля 2022 года.

Значит, организаторы похорон знали, когда именно погиб Леванков. Но сообщили ли им об обстоятельствах его гибели, неизвестно.

«Верстка» пыталась связаться с семьей погибшего военнослужащего. Его мать Ирина прочитала сообщение журналиста во «ВКонтакте» и не ответила. Сестра Мария ограничила список людей, которые могут ей писать.

Лишь один из родственников военного вступил в диалог с журналистом. Он сообщил, что не присутствовал на похоронной церемонии и не знает подробностей.

Также приятель погибшего Леванкова рассказал, что некоторое время его не считали погибшим. «О многом не знаю, но что он служил на Украине и считался пропавшим без вести — слышал, — написал он. — Слышал, узнали, что он погиб, только по анализу ДНК».

И все же есть люди, которые помнят Ивана Леванкова и знают о его поступке. Правда, находятся они не в России. «Он погиб, спасая нас», — говорит о нем харьковчанка Каролина Перлифон.

Она считает, что в России военный не удостоился громких похорон, потому что чиновники не хотели афишировать обстоятельства его смерти.

«Этот солдат был с нами, — рассуждает она, — и он был расстрелян своими же людьми. Поэтому, конечно же, им проще его закопать, похоронить — и пусть никто об этом не знает и даже не вспомнит. А сказать правду? Они в жизни ее не скажут».

Media.az