Перед концертом группы «Пикник» 22 марта террористы напали на концертный зал «Крокус Сити Холл». По последним данным, в результате теракта погибли 140 человек, еще 360 пострадали. В этот день гражданин Азербайджана Кямиль Насибов, работавший официантом в кафе на втором этаже «Крокуса», за несколько минут до нападения вышел на улицу и оказался свидетелем расстрелов. Во время теракта Кямиль Насибов оттаскивал раненых к машинам скорой помощи, а позже, когда начался пожар, помог взломать дверь, за которой люди задыхались от дыма. Он рассказал порталу «Черта», что делал во время трагедии и почему решился помочь, рискуя своей жизнью.

В этот день тридцатилетний официант Кямиль Насибов работал в кафе в здании «Крокус Сити Холла». До 22 марта в этом месте он был всего пару раз: о том, что в заведение требуются официанты, он узнал из ватсап-чата, куда скидывают предложения о разовой подработке. За десять минут до конца рабочего дня Кямиль Насибов предложил своему коллеге выйти покурить, чтобы потом спокойно завершить смену и поехать домой. Они вышли, обошли очередь, которая стояла на концерт группы «Пикник», отошли на некоторое расстояние в сторону и закурили. Через несколько секунд мужчины услышали выстрелы: «Сначала я не понял, что произошло, подумал, что это петарды. Я оглянулся через плечо и увидел искры, падающих людей, и одного или двух человек с оружием», — вспоминает первые секунды теракта Насибов.

Вместе с коллегой Кямиль Насибов побежал в ресторан, который находился прямо напротив здания. Менеджер заведения, увидев зажженную сигарету у него в руках, попросил их выйти. Кямиль Насибов вспылил: «Ты меня не понимаешь? Я говорю тебе на русском — там людей убивают, стреляют. Мы сами видели». Насибов позвонил своей знакомой, которая должна была встретить его у станции метро «Мякинино», — предупредить, чтобы она не приезжала. Параллельно он объяснял посетителям ресторана, чтобы они переждали угрозу внутри: «Какая-то пара говорила, что у них машина у «Крокуса». Я им сказал: «К черту эту машину, уходите в противоположную сторону и все. С машиной ничего не случится, а даже если случится — то и черт с ней»».

Спустя несколько минут Кямиль Насибов вышел из ресторана и направился обратно ко входу в концертный зал — вместо очереди теперь там были тела убитых и лежащие раненые. Первой пострадавшей, которую он увидел, была девушка — она хромала и звала на помощь: кричала, что у нее ранен муж. Кямиль Насибов подошел к ней, взял ее под руку и отвел ее ближе к проезжей части. В этот момент рядом остановилось такси, из задней двери выходила девушка, которая, по-видимому, приехала на концерт. Кямиль Насибов усадил ее обратно, раненую посадил на переднее сиденье и сказал таксисту: «Не останавливайся, езжай в больницу».

Кямиль Насибов рассказывает, что как только он вернулся, врачи уже были на месте. Но людей, которым нужна была помощь, было слишком много, а машины скорой помощи не могли преодолеть бордюры, которые разделяли пешеходные зоны. Поэтому машины останавливались, открывали задние двери, а Кямиль Насибов с другими мужчинами помогал заносить в них раненых.

Кямиль Насибов. Фото из личного архива

Одному из первых он помог молодому человеку, лежащему на асфальте. Парень был ранен в голову — Кямиль Насибов подумал, что это мог быть муж той девушки, которая звала на помощь. Над парнем сидел взрослый мужчина, его отец. Он снял с себя куртку и придерживал голову раненого, чтобы не капала кровь. Ни Кямиль Насибов, ни отец молодого человека не знали, что делать, и решили оттащить его на несколько метров к бордюру — там его начало рвать. Позже подъехала скорая помощь, и парня удалось переложить в машину.

Скольким людям тогда удалось помочь, Кямиль Насибов точно не знает: раненых, по его словам, было очень много. В памяти остался молодой человек с ранением в живот: его трогать не стали, боясь навредить еще больше. И мужчина, который лежал у входа без сознания: когда Кямиль Насибов понял, что машины скорой помощи нет, он стал оттаскивать его к противоположному бордюру, ближе к той точке, откуда его могли забрать врачи.

Кямиль Насибов рассказывает, что было еще несколько человек, которые вместе с ним помогали раненым у входа. Но внутрь здания зайти рискнули немногие — по словам Насибова, в тот момент уже с улицы было понятно, что «Крокус» горит. Вместе с Кямилем в здание забежал «мужик средних лет, в костюме», но дальше Насибов потерял его из вида.

Первым делом он ринулся на второй этаж к кафе, в котором работал, — заведение уже было закрыто. Кямиль Насибов предполагает, что коллеги могли видеть происходившее у входа из окон и вовремя эвакуироваться (из кафе можно выйти сразу в метро или пройти в торговый центр «Вегас», не используя вход, через который вошли террористы). Позже из рабочего чата Кямиль Насибов узнал, что никто из персонала не пострадал: «Люди в группе писали, что тоже хотели выйти покурить, но кто-то кого-то остановил, у кого-то еще какие-то дела остались. Это хорошо, что у них еще дела остались».

Кямиль Насибов обежал второй этаж, стучал в закрытые двери на случай, если кто-то мог закрыться внутри. «Я кричал: «Персонал, люди, есть ли живые? Выходите!»». Точно так же он прошел третий этаж, а на четвертом уже никого не было. В этот момент свет уже погас, сверху капала вода, было шумно, по громкоговорителю безостановочно крутилось сообщение: «Просим всех выйти на улицу». Убедившись, что на верхних этажах спасать некого, Кямиль Насибов спустился вниз. Там его позвал парень, который светил фонариком на телефоне. Он сказал Кямилю, что внизу задыхаются люди, и нужно срочно бежать туда.

Оба молодых человека побежали вниз по эскалатору, чтобы спуститься на парковку. Они оказались в одном из коридорных помещений — из-за суматохи Кямиль Насибов не помнит точно, где именно они находились: «Мы зашли в какой-то коридор, уже заполненный едким дымом. Там была дверь, за которой я слышал стуки и гул. Мы выломали ее, внутри были люди. Я забежал внутрь этого коридора и начал кричать: «Наверх, на выход, бегом, спасатели уже там». Минуты три я так стоял, а люди все пробегали и пробегали мимо меня. Там было совсем темно, только небольшой свет с парковки падал. Когда все люди вышли, я забежал глубже, этот парень с фонариком за мной. Тогда же в этот коридор зашли два сотрудника МЧС РФ. Там была еще одна дверь, в которую с другой стороны тоже кто-то ломился. До этого мы бились о дверь всем телом, пытались выбить ногой, но затем пришли спасатели со специальными инструментами и взломали ее. За этой второй дверью тоже было несколько человек».

По пути наверх Кямиль Насибов увидел чей-то телефон на полу. Он поднял его и побежал дальше. Скоро мобильный зазвонил, на экране высветилось: «Камила». Кямиль Насибов взял трубку. Девушка сказала, что она — владелица этого телефона (с какого устройства звонила девушка, Кямиль Насибов не знает — это мог быть второй телефон или чужой мобильный), и ей нужна помощь.

Кямиль Насибов попросил девушку успокоиться и рассказать, где она находится. Та объяснила, что была на втором этаже, услышала стрельбу, повернула в сторону уборной и попала в какую-то шахту. «Она говорит: «Надо мной все горит». Она стучала нам, но там везде были хлопки, удары, робот этот говорит без остановки — то есть мы ее не слышали. Я говорю: «Стучи три раза, сделай паузу, а потом еще один. Я это помню с азбуки Морзе». К этому моменту в здании «Крокуса» уже были спецподразделения полиции, пожарные и врачи»

По словам Кямиля, на четвертом этаже все горело, начала рушится кровля: «Были слышны страшные звуки, скрежет металла».

Какое-то время Кямиль Насибов вместе с сотрудниками МЧС пытался найти девушку. «Я помню, что в одну из открытых дверей зашли бойцы спецназа. Они вынесли один труп, я его оттащил до лестницы. Там все горело, все было в дыму. Я понял, что если мы ищем живую, то там этот человек точно не мог находиться». Кямиль Насибов несколько раз выбегал на улицу и пытался найти людей, знакомых с планом здания, чтобы понять, где могла находиться девушка, просившая о помощи. Вскоре найденный им ее телефон выключился и связь с ней прервалась.

Сначала Кямиль Насибов пытался найти адаптер, с помощью которого можно было подзарядить телефон — но электричество в здании уже отключили. «Тогда бойцы спецназа предложили взломать какой-нибудь из пауэрбанк-аппаратов «Бери заряд»». Сделать это в итоге не получилось: железный корпус автомата не поддавался. Тогда же Кямиль Насибов понял, что и сам начинает задыхаться: «У ребят были защитные маски, а я единственный в гражданском там бегал. Мне уже было тяжело там находиться, меня шатало из стороны в сторону. Глаза щипало, сверху капала горячая вода. Было больно». «В этот момент то ли спецназовец, то ли эмчээсник мне сказал: «Ты уже выходи, ты задыхаешься», — рассказывает Насибов.

После этого Кямиль Насибов попросил силовика вывести его на улицу: «Меня отвели к карете скорой помощи. Я попросил не то воды, не то сигарет. Возможно, и то, и другое. Я был весь мокрый и заляпан в крови. Дышать было очень тяжело. Из носа выходил черный угар, я плевался черной слюной».

Через несколько минут к Кямилю Насибов подошел пожарный и сказал, что девушку спасли. Позже Кямиль Насибов нашел ее по имени в списках раненых — по его информации, она попала в Красногорскую больницу.

Домой Кямиль Насибов отправился на метро. Его куртка осталась в «Крокусе», так что по городу он ездил без верхней одежды. Он проехал станцию, на которой ему нужно было сделать пересадку, вышел из метро в центре города и стал ждать такси: «Чтобы погреться, я зашел в какое-то кафе. И пока ждал у меня просто шли слезы. Сперва сотрудница кафе не понимала, почему человек заходит в таком ужасном виде, с глазами на выкате, в одежде, испачканной в крови. Я просто ей сказал: «Можно я погреюсь? Я из «Крокуса». Она мне чай принесла, спасибо ей».

Дома Кямиля уже ждали друзья, которые знали, где он находился. Некоторым из них он успел записать голосовые сообщения перед тем, как пошел спасать раненых: «Я попрощался со всеми, ничего не объяснял, просто записал несколько секунд». Заснуть в ту ночь получилось только под утро: «Я напился энергетиков, до пяти утра не мог уснуть, из носа шла кровь. На следующий день была головная боль и тошнота», — вспоминает Кямиль Насибов.

О своих эмоциях во время теракта Кямиль Насибов говорит так: «Было страшно, конечно. Никто не знал, ушли они, остались [речь о террористах]. Но человеку, который возвращается через пять минут на место перестрелки, это безразлично – самое главное, спасти людей. Это не героизм, это называется «человек».

В разговоре Кямиль Насибов подчеркивает, что спасатели и пожарные проявили не меньшее мужество: «Они молодцы. Я впервые видел, как пожарники работают в таких тяжелых условиях, — я такое только в самых крутых боевиках видел. Они стояли в метре от огня и тушили его. А то, что над ними целая кровля, тонна железа падает, им вообще было как бы безразлично. Они выполняли свою работу».

Много комментариев было и под постами о самом Кямиле Насибове. Мужчина родился и закончил школу в городе Сумгайыт в Азербайджане. В последние три года он приезжает в Москву на заработки. Телеграм-канал SHOT выложил отрывок интервью с ним с заголовком: «Гражданин Азербайджана спас более 100 человек во время теракта в «Крокусе». Подписчики канала обвинили авторов поста в попытках «обелить» образ мигрантов и писали ксенофобские оскорбления в сторону Кямиля».

Мужчина видел поток хейта, но решил не отвечать на оскорбления: «Я живу в Москве и контактирую со многими национальностями. Что мне им доказывать? Я достаточно неглупый человек, чтобы не влезать с ними в споры. Этим людям нужна суточная доза негатива, а я не дам им этого».

Среди трех тысяч комментариев под постом многие пользователи писали о том, что история Кямиля — фейк, все с тем же аргументом о том, что правительству выгодно выставлять мигрантов в лучшем свете из-за мигрантофобских и исламофобских настроений после теракта.

«Диванным комментаторам, которых не было в «Крокусе», очень легко судить людей. Я никому ничего оскорбительно не отвечал, а просто читал и тем, кто вступался за меня, писал, что не стоит этого делать, либо просто благодарил», — говорит Кямиль Насибов. Но с нескольким хейтерами он все же решил связаться: «Я писал им в личные сообщения со своего аккаунта: «Слушай, это не фейк, я реальный человек, я не бот». Они смотрели мои фото в Телеграме, видели, что это я, и писали: «Простите, вы молодец».

Media.az