«Мой бывший муж терроризирует меня и наших детей. Каждый день превратился в пытку. Я на грани самоубийства…». 

С такими словами жительница Баку Жаля Арзуманова обратилась в редакцию Media.Az. Она утверждает, что ее экс-супруг Эльнур Алиев подвергает ее насилию и угрожает.

После окончания бракоразводного процесса суд постановил, что женщина с двумя несовершеннолетними детьми (дочь (пять лет) и сын (15) должна в течение года выехать из квартиры. Единственное, что положено Ж.Арзумановой – денежная компенсация в размере 37 тысяч манатов. Но она не может получить ее около двух лет.

От любви до ненависти…

«Мы поженились по любви. Жили в съемной квартире, потом приобрели собственную, но муж записал ее на имя своего отца. Позже мой папа купил еще одну квартиру и оформил ее на меня», - рассказывает Ж. Арзуманова.

По ее словам, Эльнур Алиев был управляющим одного из крупных магазином одежды, но его уволили за ряд нарушений: «Он не мог больше устроиться на работу в Азербайджане и решил уехать в США. Мы продали общую машину и мою квартиру. Он взял эти деньги и улетел, но вскоре вернулся».    

В этот период женщина узнала, что у ее мужа роман на стороне. Тогда, как говорит Ж.Арзуманова, Э.Алиев приказал ей покинуть квартиру (которая была на имя отца) вместе с детьми, но она этого не сделала:   

«Он стал издеваться надо мной. Приводил любовницу домой в мое отсутствие. Развлекался с ней, фотографировал этот процесс и оставлял снимки на тумбочке. Потом несколько раз выгонял меня с детьми на улицу...».

После у бывших супругов состоялся бракоразводный процесс. Эльнур Алиев съехал от семьи. Женщина потребовала оставить жилье ей, поскольку супруг получил деньги с продажи автомобиля и другой квартиры.

«Эльнур отказался, и я обратилась в суд. Было вынесено решение, согласно которому я с несовершеннолетними детьми должна выселиться из квартиры в течение года. В суде мне даже слово не дали сказать. Я подозреваю, что судью подкупили...», - продолжает Ж. Арзуманова.  

Адвокаты Госкомитета по проблемам семьи, женщин и детей посоветовали отправить в районный суд запрос на выплату денежной компенсации: «Его одобрили. Но Эльнур подал апелляцию, в результате чего запрашиваемая мной сумма была снижена до ничтожных 37 тысяч манатов. Хотя одна только машина стоила 45 тысяч манатов».

Почему апелляционный суд вынес такое решение?

Квартира, где временно проживает Ж.Арзуманова по документам являлась собственностью ее бывшего свекра, которого на сегодняшний день нет в живых. По этой причине фактически жилье передалось Э.Алиеву по наследству.

Член Коллегии Адвокатов АР Офелия Рагимова изучила постановление апелляционного суда. Она сказала, что согласно статье 34.1. Семейного кодекса АР имущество, полученное в порядке наследования по безвозмездным сделкам, является отдельной собственностью каждого из супругов. То есть Жаля Арзуманова не может претендовать на вышеупомянутую квартиру.

О.Рагимова также прокомментировала «ничтожную» сумму, которую по решению суда Эльнур Алиев должен выплатить матери своих детей: «Дело в том, что суд рассматривает цену, не за которую была куплена собственность, а за которую ее продали (а она, как правило, меньше).

Эльнур Алиев доказал в суде, что определенное количество месяцев он и Ж.Арзуманова не работали, а семья обеспечивалась за счет денег с продажи машины и квартиры. Приблизительная сумма, потраченная в это время, была вычтена из общей суммы, полученной с продажи их имущества. Далее ее поделили пополам между бывшими супругами».

По словам адвоката, суд разрешил Жале Арзумановой еще год проживать в квартире Э.Алиева, чтобы дать ей возможность найти новое место жительства и переехать: «На моей практике были случаи, когда женщины добивались отсрочки в два года. Однако это максимум. У нас в стране не существует закона, на основании которого экс-супруга может постоянно проживать в квартире бывшего мужа, полученной им по наследству».

«Втроем они напали на меня и стали душить»

Ж.Арзуманова утверждает, что Эльнур Алиев не раз менял замок квартиры, выносил оттуда ее вещи, отключал телевидение и Интернет, а также портил имущество. Из-за этого она перевезла свое приданое (почти всю бытовую технику и уцелевшую мебель) к родителям.

«Жилье абсолютно пустое, мы спим на полу, на нем же сын с дочкой делают уроки, - жалуется она. - Я много раз обращалась в различные инстанции, но пока дело в суде, никто за него не берется».

По ее словам, в 2019 году экс-супруг взломал дверь их квартиры, пока ее с детьми не было дома. Когда она с дочкой вернулась, к дому подъехали мать и сестра Алиева: «Они зашли в квартиру и все вместе напали на меня. Его мать начала меня душить. «Что ты сделаешь? Нас трое, а ты одна», - говорили они мне. И это все на глазах у маленькой дочери.

Моя бывшая золовка врач. Она достала шприц и пригрозила, что вколет мне какой-то препарат. А потом вызвала бригаду психлечебницы, чтобы меня забрали. Я поняла, что, если это произойдет, никогда оттуда не выберусь.

Тогда я укусила его мать за запястье, чтобы она меня отпустила. И побежала в сторону окна с целью выброситься… В последний момент они схватили меня за ноги. В то время пришел сын, он позвонил моим родителям и сказал: «Папа убивает маму». Родные вызвали полицию и скорую помощь…».

Всех участников происшествия забрали в полицейский участок. Туда же приехали сотрудники психиатрической больницы. Они подтвердили, что Жаля Арзуманова здорова и отказались забирать ее в медучреждение.

Согласно словам женщины, на Э.Алиева было заведено дело по статье 125 (доведение до самоубийства) УК АР. «Следователь, который ведет дело, не отвечает на звонки. Процесс никак не продвигается, хотя у меня есть свидетели и доказательства. Эльнур угрожает, что подаст на меня в суд за то, что я укусила его мать», - продолжает она.  

Media.Az связалась с Эльнуром Алиевым. На обвинения бывшей супруги о нападении он ответил: «Какие глупости! Даже не хочу на это отвечать. Мама с сестрой пришли в надежде, что получится все решить мирно».

Адвокат Офелия Рагимова напоминает, что одним из способов защитить себя от насилия является охранный ордер: «Cогласно закону АР «О предотвращении бытового насилия», можно запросить краткосрочный или долгосрочный охранный ордер. Он запретит виновнику вступать в контакты с пострадавшей (либо только в присутствии третьих лиц).

Краткосрочный охранный ордер выдается на срок до 30 дней со стороны Исполнительный власти, а долгосрочный на срок от 30 до 180 дней со стороны суда».

«Я не могу защитить себя и детей от него»

Год, который дал суд Жале Арзумановой в качестве отсрочки, истек. Но она еще не покинула квартиру, так как бывший муж не выплатил ей 37 тысяч манатов.

По ее словам, Э.Алиев не собирается это делать: «Он говорил, что доведет меня до гроба. Чтобы не отдавать деньги, написал заявление в полицию. В нем Эльнур утверждает, что я украла из жилья (несуществующие) старинные картины и две пары золотых часов, а также всю мебель (хотя это мое приданое).

Более того, недавно он обратился в органы опеки и попечительства. К нам хотят прийти сотрудники, чтобы проверить в каких условиях живут дети. А где их отец был все это время? Он не интересовался ими…».

Эльнур Алиев сообщил Media.Az обратное. Согласно его словам, приданое Ж.Арзумановой давно пришло в негодность, он за свои деньги покупал новую мебель:

«Для нее главное – врать. Она даже отрицает тот факт, что одна квартира была куплена моим отцом еще до нашего знакомства, а другая уже в браке. А сколько заявлений в полиции лежит на мой счет… Сотрудники правоохранительных органов каждый раз разводили руками со словами: «Эльнур, мы можем только посочувствовать».

Он уверяет, что выплатит денежную компенсацию после того, как продаст квартиру: «Это мое единственное имущество. Жаля давно должна была выселиться, но я не выгоняю ее оттуда из-за детей. А продать свою собственность не могу, так как она не пускает туда маклеров».

Однако Жаля Арзуманова утверждает, что приводить туда маклеров незаконно, так как суд после ее обращения наложил на жилье арест.

Единственное, что сейчас хочет женщина – получить компенсацию, чтобы начать жизнь с чистого листа. По ее словам, она целыми днями бегает от одной инстанции к другой, но ей не помогают:

«Никто нас не может защитить. У меня даже нет возможности нанять адвоката. Остается только спрыгнуть с девятого этажа. Но я ведь жить хочу!».

Офелия Рагимова отметила, что в данном случае требовать выплату компенсации должны судебные исполнители: «Несогласная с решением апелляционного суда сторона могла в течение двух месяцев после его вынесения обратиться в кассационный суд. Если же они этого не сделали, то постановление вступает в силу и направляется к судебным исполнителям».

Лейла Эминова

Media.az