В последнее время все чаще в редакцию Media.Az поступают обращения граждан, которые сталкиваются с проблемой окончания срока действия документа об их инвалидности. Они жалуются на трудности получения, а иногда и отказ на продление  ранее установленной инвалидности. А ведь для многих из них пособие по инвалидности является единственным источником существования...

Этому есть очень простое объяснение. Вся эта волна обращений по всей стране связана с реформами, проводимыми Министерством труда и социальной защиты населения. Сюда относится и решение Кабинета министров АР от 30 декабря 2015 года, согласно которому в стране дела по назначениям срочной инвалидности (статус, который необходимо подтверждать с определенной периодичностью – прим.ред.) продлили на пять лет. Этот документ охватил большое количество людей – 190 000. Срок действия этих дел истекает как раз в 2021 году. Поэтому граждане с истекшим сроком инвалидности вынуждены вновь проходить медицинское освидетельствование.

С одной стороны реформы в этой сфере были направлены на борьбу с лжеинвалидами: были выявлены десятки тысяч людей, которым инвалидность была назначена фиктивно, а сэкономленные средства смогли улучшить уровень жизни истинным инвалидам. Но с другой стороны, стало совсем непросто доказать инвалидность даже тем, у кого она очевидна. А ведь до тех пор, пока инвалидность вновь не подтвердят, люди не получают положенные социальные пособия. Многим буквально не на что жить…

Одной из таких граждан является жительница Баку Самира Садыхова 1969 года рождения. Женщина рассказала, что с 2009 года болеет фиброзно-кавернозным туберкулезом легких, которым заразилась от вышедшего из тюрьмы соседа, подвергшего опасности жителей всего блока. До болезни она работала бухгалтером, имела хорошую зарплату. В 2010 году ей назначили 2 группу инвалидности без права работы, которую нужно продлевать каждый год. В 2015 году инвалидность продлили сроком на пять лет.

За эти годы у С.Садыховой добавился еще один неутешительный диагноз «аневризма сосуда головного мозга». Одно из наиболее опасных последствий болезни  – это разрыв аневризмы, который в 70% случаев приводит к летальному исходу. В 2017 году женщина перенесла ишемический инсульт, чудом осталась жива, некоторое время была парализована на одну сторону. Ей удалось восстановиться, но не полностью. На один глаз она сейчас слепа.

Окончание срока действия инвалидности совпало с периодом строгого карантинного режима в стране. Тогда в виде исключения инвалидность продлили еще на полгода.
Когда прошел и этот срок, в соответствии с новым законодательством, для продления инвалидности Самира ханум обратилась в поликлинику по месту жительства. Лечащий врач сказал, что учитывая прибавившийся новый диагноз, который является более серьезным даже по сравнению с туберкулезом, ей полагается не просто продление инвалидности, но и изменение группы: со второй на первую. Врач составил направление (Форма 88) и направил его в электронную систему Минтруда. Затем все данные направляются для оценивания в Государственную медико-социальную экспертизу и гражданину посредством СМС-уведомления отправляется информация о продлении инвалидности. 

Каково же было удивление Самиры ханум, когда ей пришло уведомление об отказе в установлении инвалидности по причине необходимости дополнительного лечения. Иными словами, если человек с инвалидностью регулярно не лежит в больницах, не проходит реабилитацию, значит, у него нет особых проблем со здоровьем. А ведь при многих заболеваниях, при которых назначают инвалидность, нет необходимости лежать в больнице.

«Весь карантин я себя берегла, старалась не выходить из дома. Когда закончился срок инвалидности, пришлось ходить по врачебным кабинетам и собирать справки. Нигде не соблюдается социальная дистанция, везде очереди. Из-за того, что на один глаз я слепа, не могу обходиться без помощи. Передвигаясь, мне нужно за кого-то держаться. Я одинокая женщина, вынуждена была каждый раз кого-то просить, чтобы мне помогали. Пройдя через все это, рискуя своим здоровьем в пандемию, я, наконец, собрала все документы. Хотя для меня заболеть коронавирусом - это смерти подобно. Мало того, что у меня поражены легкие туберкулезом, пусть и протекающим уже в закрытой форме, мне еще категорически запрещен прием кроверазжижающих препаратов, которые обычно выписывают при COVID-19.

В результате мне отказали в инвалидности. Сказали, что нужно ложиться в больницу на два месяца. Но дело в том, что учитывая мои диагнозы, мне это совсем не нужно. Я прохожу все лечение амбулаторно. Более того, там я могу заразиться, дома же я полностью изолирована. От того, что я полежу в больнице, мой глаз не прозреет. Абсолютно ничего не изменится. С меня только выкачают кучу денег за анализы, за лекарства... Я знаю все это, уже приходилось ранее лежать в наших больницах. А кто ко мне приходить будет, кто будет меня кормить? Там же везде условия отвратительные. Это что для галочки нужно? К слову, в последний раз я лежала в больнице, когда мне делали операцию в 2017 году.

У меня никого не осталось, ни родных, ни близких. Три месяца я уже не получаю пособие. Хорошо, хоть пару друзей осталось, которые не забывают меня, помогают, кто, чем может. А так не знаю, чтобы я сделала, наверное, с балкона бы выбросилась.
Хотела пожаловаться в Минздрав, но они направили меня на «горячую линию»142 Министерства труда и социальной защиты населения. Там мне сказали, что ничем помочь не могут и мне нужно лечь в больницу. Это какой-то замкнутый круг», - жалуется Самира Садыхова.

Заведующий отделом по связям с общественностью Государственного агентства медико-социальной экспертизы и реабилитации при Министерстве труда и социальной защиты населения Турал Гурбанов в ответ на запрос Media.Az сообщил, что оценка инвалидности в нашей стране осуществляется без прямого контакта между экспертом и гражданином. По его словам, со стороны медучреждения в электронную систему вносится соответствующее направление, на основании данных которого и выносится решение. 

«Так, 11.10.2021 медицинским учреждением была составлена и включена в подсистему «Инвалидность» форма 88 жительницы города Баку Садыховой Самиры Хангусейн гызы 1969 года рождения. 19.10.2021 года, согласно действующему законодательству, через электронную систему был дан отказ в продлении инвалидности данной гражданке по причине того, что требуется дополнительный осмотр и лечение. Несмотря на это, гражданка пройдет очный медосмотр, после чего будет принято решение в связи с соответствием ее нынешнего состояния здоровья с инвалидностью», - заключил представитель Госагентства.

Напомним, что в июне этого года на заседании комитета Милли Меджлиса по труду и социальной политике были утверждены законопроекты, связанные с переходом на новые критерии установления инвалидности и трудовыми пенсиями. Мы возлагаем большие надежды на новую систему критериев определения инвалидности, которая будет применяться с нового года. Хочется верить, что будут учтены все недочеты, а новые критерии в результате облегчат жизнь граждан с реальной инвалидностью.

Наталья Гулиева

 

Media.az