Лейла Ханахмад  - это яркая представительница прогрессивной азербайджанской молодежи, которая прошла путь от бедной жизни в Гяндже до успешной бизнес-леди в США. В настоящее время она ведет сразу три бизнеса: ресторан Black & Caspian, школу английского языка DillBill и онлайн-платформу iChefNow.com. 

В интервью Media.Az Лейла Ханахмад рассказала о том, как переехала в Баку из Гянджи, имея всего 100 манатов, об учебе в дорогих университетах США и Швейцарии, сложных отношениях с родителями, а также о трудностях, с которыми столкнулась при открытии своего первого бизнеса.

- Как девушка из Азербайджана оказалась в США и стала довольно успешной бизнес-леди?

- Давайте расскажу с самого начала. Я родилась и выросла в Гяндже, где посещала американскую школу, поэтому хорошо знала английский язык. Поступать же в высшее учебное заведение решила в Баку, имея на руках всего 100 манатов. Я договорилась с одной девочкой, что буду жить у нее и платить арендную плату, понимая, что мне необходимо найти работу. Зная, что я хорошо владею английским языком, решила подрабатывать преподавателем. 

- Но как Вы так быстро нашли себе учеников?

- Помню, что вышла из квартиры и постучалась в первую попавшуюся соседскую дверь. Мне открыла женщина средних лет. Я сказала ей, что могу обучать английскому языку, показала, что живу рядом и дала свой номер телефона. Я назвала очень низкую цену, поэтому ко мне сразу же поступило много звонков. Так я заработала и начала копить свои первые деньги. Затем устроилась на работу в London School Of Azerbaijan, там я зарабатывала около 8$ в час, это был очень ценный опыт для меня.

С самого детства у меня была сильная вера в то, что чем больше я знаю, тем больше буду зарабатывать. Да, были моменты, когда мне приходилось идти в школу в брюках брата. Из-за этого я не хотела выходить отвечать к доске, ведь кто-то мог заметить.

Знаете, когда я начала готовиться к поступлению в университет, то ходила к репетиторам бесплатно, так как пообещала им, что буду хорошо учиться, мотивировать остальных и наберу высокие баллы, а для учителей это важно, так как это их репутация. Я сдержала обещание и набрала 613 баллов. 

- В Баку Вы учились на переводчика, но как получилось, что уехали учиться за рубеж?

- Во время моего обучения в Баку на переводчика я поступила на программу «Институты по Американистике» (Study of the U.S. Institutes - SUSI) Государственного Департамента США, которая обучала социальному предпринимательству. Так мне удалось уехать в Америку, где я два месяца проучилась в университетах Джорджтауна и Массачусетса. Это лето стало поворотным в моей жизни. По возвращении в Баку я поняла, что очень хочу заниматься бизнесом, после чего приняла решение поступить в университет Les Roches в Швейцарии, который фокусируется на управлении бизнесом. 

- Насколько я понимаю, там довольно дорогое обучение?

- Университет, в котором я училась, действительно очень дорогой, один семестр там стоит примерно 50 000$ (85 000 манатов), а их всего семь. Поэтому, когда я поступила туда, сразу подала заявку на госпрограмму по обучению за рубежом. Я прошла отбор и получила стипендию. Собственно, на эти деньги и поехала учиться.

В Швейцарии я также продолжала работать, преподавала английский язык французским детям. Кроме того, работала фотографом в студенческом ночном клубе. Знаете, я преподавала уроки английского языка детям владельца ресторана, в котором работала фотографом. Получалось, что мы прощались с ним в 3 часа ночи. И уже в 9 утра вновь виделись, но уже у него дома. 

После окончания учебы я переехала в Америку, выиграв Грин-карту. Здесь я целый год работала, причем сразу в нескольких местах. Мне удапось устроиться в Canadian Imperial Bank of Commerce (одна из крупнейших банковских компаний) в отдел управления частным капиталом. Кроме того, я работала кассиром в магазине украшений, а также на кухне в итальянском ресторане. За все это время я заработала 80 000$. 

- С чего начался Ваш путь в бизнес-индустрии? 

- Сначала я открыла небольшое заведение в Блумингдейл (местность​, расположенная в округе Хиллсборо, штат Флорида). Мы работали втроем: моя подруга, ее мама, которая была поваром, и я. Это был сезонный pop-up бизнес, который стал для меня трамплином, однако долгосрочных планов по нему я не строила. 

Затем я познакомилась со своим нынешним партнером, который также является шефом нашего ресторана, Фиратом Ахметом Эргуном. Тогда мы приняли решение открыть заведение по типу Wine Bistro. Мы нашли небольшое место в районе Лейк-Вью-Ист в Чикаго и выкупили его у предыдущего владельца. Так и появился Black & Caspian, который работает с января 2020 года.

- В какой бюджет Вам обошлось открытие ресторана?   

- На Black & Caspian мы потратили 25 000 $. Мы купили компанию, все лицензии и оборудование, которое было необходимо для ресторана. Эту сумму мы выплачивали в течение 6 месяцев, а весь ремонт сделали за месяц своими руками. 

Многим кажется, что, например, у нас очень дорогие люстры, хотя на самом деле мы покупали их в интернет-магазине Amazon. Мы старались минимизировать свои затраты.

Например, мебель и вино мы купили в кредит. Когда бизнес начал приносить доходы, он, конечно, окупил все затраты.  

Также мы использовали систему Square. Как только у нас появились первые клиенты, этот банк выделил нам 10 000$ в долг. Таким образом, они очень помогли нам в развитии.  

Отметим, что в современном виде платформа Square - это не просто перевод платежей, а целый комплекс услуг для малого и среднего бизнеса. Клиенты компании могут с помощью Square рассчитывать заработную плату, выписывать счета, проводить анализ продаж и денежных поступлений и т. д.

Также Square позволяет малым и средним предприятиям получать небольшие кредиты быстрее, чем в традиционных банках, что часто жизненно важно для развития. 

Нет ничего невозможного, главное - находить выгодные места, искать владельцев бизнеса, которым надоело их дело. Этим можно заниматься онлайн, а можно заходить в каждый ресторан и спрашивать, продается ли он. Собственно, так мы и делали. 

- Вероятно, было непросто принимать отказы…

- Конечно. Когда я пошла впервые к бизнесмену, который продал нам наш ресторан, он назвал мне сумму в 75 000$. В тот день я пришла домой, мне хотелось плакать и опустить руки. Однако я собралась и пошла к нему обратно, параллельно я договаривалась также с другими владельцами, чтобы у меня всегда были варианты. 

Я ходила к нему очень долгое время. В итоге понизил цену сначала до 50, потом до 40 000$. В какой-то момент он вовсе разозлился и сказал, что больше не продает ресторан, но, к счастью, мне удалось с ним договориться и спустить цену до 25 000$. При этом я старалась сделать так, чтобы и для него, и для нас эта сделка была выгодной.

- Название ресторана Black & Caspian связано с тем, что Вы из Азербайджана (Каспийское море), а ваш партнер из Турции (Черное море)? У вас представлена наша национальная кухня?

- Да, все верно. Что касается меню, то наше заведение известно посетителям как современный средиземный Wine bistro, нежели азербайджано-турецкий ресторан. 

Зайти в американский маркет с азербайджанской кухней - это огромный риск. Для этого нужны очень большие инвестиции и время, чтобы познакомить людей с нашей кухней.

Но все же мы стараемся различными уловками постепенно знакомить посетителей с нашей культурой, показывая, что не забываем о своих корнях.  

Например, у нас постоянно играет музыка Этибара Асадли, название самого ресторана и некоторых блюд связаны с нашими родными местами. Самая большая цель для нас - это привести после пандемии вина из Азербайджана. У нас уже есть вина из Грузии и Турции, однако с азербайджанской компанией мы договориться пока не смогли.  

- В дальнейшем Вы видите себя лишь в ресторанном бизнесе?

- Я обожаю свой ресторан, но для нас с партнером это только начало. Через несколько лет мы, конечно, видим себя в Силиконовой долине (Южная часть области залива Сан-Франциско, где расположены штаб-квартиры многих недавно открывшихся компаний и международных высокотехнологичных корпораций, в том числе Apple, Facebook и Google). Мы стремимся туда. Дмаю, что наш ресторан стал огромным толчком для других проектов, которые уже развиваются. 

- Насколько мне известно, пандемия вдохновила Вас на создание еще одного проекта… 

- Да, все верно. Мы сидели дома почти месяц, к нам пришла идея создать iChefNow.com. Эта платформа, которая помогает ресторанам в онлайн-формате продавать свои рецепты, а также необходимые ингредиенты для приготовления блюд. На данный момент с нами сотрудничают уже более ста ресторанов. 

С этим проектом мы подались в Shark Tank (американское реалити-шоу о бизнесе), где прошли до четвертого тура, однако на телевидение нас так и не позвали. Но самое главное, мы поняли, что инвесторы считают эту идею перспективной. На данный момент мы продолжаем развивать наш сайт. В нашей команде четыре сооснователя и около 10 работников, которые находятся в Баку.

- Но как так получилось, что Вы от сферы еды перешли к созданию языковой платформы DillBill?

- Одно другому не мешает (смеется). DillBill - главная любовь всей моей жизни. Я преподавала английский в Баку и Швейцарии, мне настолько нравился этот процесс, что, когда я уже начала реализовывать свой бизнес, у меня было желание взять одного ученика и продолжать это дело, несмотря на имеющуюся загруженность. 

К слову, этот проект я основала еще в Азербайджане, первые ученики были оттуда. В настоящее время у нас множество учеников из самых разных стран мира. Вы удивитесь, но многие как раз из Америки. Как правило, это мигранты, которым необходимо развивать бизнес-английский. 

Все уроки мы проводим в онлайн-формате, в нашей команде уже 20 человек, среди них много учителей-американцев. Инвесторы часто интересуются нашей языковой платформой, мы нацелены на глобальный рост. 

- В Вашем подчинении находится много сотрудников. Как удается справляться с ролью начальницы? 

- Когда я начала свой первый большой бизнес (Black & Caspian), моей основной проблемой было то, что я не могла избавиться от психологии работника и стать работодателем. Я нанимала людей, но выполняла работу за них. Однако, чтобы добиться успеха, мне необходимо было стать лидером. Справиться с этой задачей мне очень помогла психотерапия.  

С моим партнером по бизнесу мы также прошли непростой путь взаимоотношений. Когда мы только начали работать над рестораном, нас связывали лишь рабочие и дружеские отношения, однако позже они переросли в личные… К сожалению, спустя время мы расстались, а бизнес остался. Мы были тогда как разведенная семья, у которой есть ребенок. Перед нами стояла главная задача - сохранить бизнес. Это был очень сложный процесс, но, к счастью, у нас отлично получилось. И последующий проект iChefNow.com мы также создавали вместе. 

В Швейцарии я изучила все детали ресторанного дела. Однако по прибытии в Америку была шокирована тем, что на практике все совсем иначе. Чему-то мне пришлось учиться с нуля, но я смогла применить свои навыки.

- Вы довольно успешная молодая девушка. Ставите ли Вы себе такие цели, как, например, попасть в список Forbes 30 under 30 (список из 30 человек до 30 лет, который ежегодно публикует журнал Forbes)?

- Это скорее не цель, а результат. Сейчас я об этом не думаю, так как вовлечена в работу и получаю от этого удовольствие. Не хочу ставить себя в какие-либо рамки, думаю, что самое важное - это просто делать то, что тебе нравится. Тогда появятся результаты.

Мне кажется, что такие списки немного негативно влияют на общество, ведь существует много людей, которые достигли успеха после 30, 40 или 50 лет. У нас были публикации в различных СМИ Чикаго, мы попали в Chicago Tribune, Sun Times Chicago, Chicago Now, Eater, Thrillist iHeartRadio, там тоже делался большой акцент на том, что я достигла успеха в молодом возрасте. Мне кажется, бизнес-индустрия должна убирать эти рамки «до 30», успеха можно добиться в любом возрасте. 

- К слову, сегодня молодежь, как и Вы, очень хочет учиться за рубежом, но многие почему-то не решаются на такой шаг. С какими трудностями Вы столкнулись?

-  В Азербайджане у меня была очень тяжелая жизнь, так как были сложные отношения с мамой, она не поддерживала меня, запрещала учить английский, читать книги, говорила: «Ты девочка, тебе нужно сидеть дома». К тому же она не разрешала мне видеться с папой и братом. 

Также много лет до меня домогался двоюродный брат, а моя мама не верила мне.

Сейчас я ее не виню, понимаю, что у нее были свои определенные травмы, она не знала, как правильно реагировать на подобные ситуации и какие меры предпринимать. 

Вроде бы дом должен быть самым безопасным местом, а у меня было все наоборот.

Главной целью моей жизни было сбежать, просто переехать. Поэтому, когда я уехала за границу, моя жизнь изменилась только в лучшую сторону. Сначала, конечно, были большие финансовые трудности, но большей проблемой стало именно то, что я привезла из Азербайджана все свои психологические травмы.

Они преследовали меня до того момента, пока я не обратилась к психологу. Очень жалею, что не сделала этого раньше. Самое тяжелое было понимать, что даже в твой день рождения мама не позвонит и не поздравит. 

- Как сейчас обстоят Ваши отношения с родителями? 

- После психотерапии я приняла решение познакомиться со своим отцом. Спустя 25 лет. В мае я была в Баку и тогда впервые его увидела, кроме того, возобновила общение с братом. С мамой отношений нет, это был мой осознанный выбор. Я решила, что нам нужно пожелать друг другу всего самого лучшего, но больше не общаться, потому что иначе это негативно скажется на моем здоровье. 

К сожалению, в нашем обществе самое страшное - это то, что отношения в семьях развиваются по типу треугольника Карпмана. Это психологическая и социальная модель взаимодействия: абьюзер, жертва, спасатель.

Многие наши родители не ходили к психологам, не занимались саморазвитием и не осознают свои травмы, поэтому мне кажется, что  вместо того, чтобы менять их, нужно начать с себя. Необходимо работать над своим ментальным здоровьем и выходить из этого треугольника.

Ко мне поступает много сообщений «меня бьет папа, но я не могу его оставить». Мне тоже было сложно уйти. Несмотря на сложные отношения с мамой, я хотела остаться с ней, оказывала ей финансовую и моральную помощь. 

Самое главное - это не обслуживать свои травмы, а найти силы собрать чемодан и уехать. Или же найти работу, стать финансово независимым. В первую очередь, необходимо сфокусироваться на себе, инвестировать в свое счастье, выбирать здоровый эгоизм. Когда мы начнем менять себя, поменяется и внешний мир. 

- Отсутствие родителей в Вашей жизни повлияло на построение отношений с другими людьми?

- Конечно, это также стало причиной нашего расставания с Ахметом, так как я в любом человеке в своей жизни искала себе маму или папу. Если бы не психотерапия, я бы не смогла исправить это и построить счастливую жизнь, так как порой мы бессознательно проецируем свои травмы на других.

Понятие безусловной любви должно быть только от родителя к ребенку, а не наоборот.

Когда это становится на свои места, человек начинает строить здоровые отношения с людьми, так как не ожидает от них родительской любви, которой не хватило в детстве.  

- Не могу не затронуть очень важную для нас тему. Не так давно закончилась Карабахская война. Как Вы переживали эти события?

- Для меня это было очень сложно. Мой брат участвовал в боевых действиях в Суговушане. Большая часть моих родственников со стороны отца проживает в Гяндже. К счастью, мои родственники остались в живых, но многие из друзей брата погибли.

Вы ведь знаете, война шла по всем фронтам. Мы старались делать публикации в социальных сетях, я выставила видео на свой англоязычный YouTube-канал, в котором поделилась информацией о резолюциях ООН, однако, когда твой брат на поле боя, ты понимаешь, что никакие сторис или посты не имеют значения. Мы обращались к журналистам из Chicago Tribune, Chicago Sun-Times, но они не взялись за эту тему по своим бизнес-причинам.

Думаю, война шла у каждого азербайджанца на всех фронтах. Для нас за границей самым главным было поддерживать имидж страны, показать, что азербайджанцы - не агрессивные террористы, а потерпевшие, которые борются только за то, что по праву принадлежит им. 

 

- Отразилась ли война на Вашем бизнесе?

- От армянского сообщества открытой агрессии к нам не было, несмотря на то, что они все знают, что Black & Caspian - это ресторан турка и азербайджанки, хотя мы были готовы ко всему. Однако были случаи, когда армяне в социальных сетях находили турецкие рестораны и массово ставили им одну звезду, чтобы понизить рейтинг. По этому поводу мы писали в турецкие группы, собирались все вместе и ставили этим же ресторанам пять звезд, чтобы рейтинг сильно не пострадал. 

- Проживая в США, Вы ощущаете поддержку азербайджанской диаспоры?

- Я не люблю обвинять в чем-то диаспору, мне кажется, каждый сам должен брать на себя ответственность. Что мне нравится в азербайджанцах, проживающих в Америке, так это то, что они открывают здесь бизнес и называют его «Каспий» или «Баку». Они не военнослужащие, которые сражаются на поле боя, но это самая активная пропаганда за рубежом. 

В период коронавирусной инфекции нам позвонили из посольства АР и предоставили билеты на родину. О нас все-таки подумали, это было приятно. Надо по максимуму поддерживать друг друга на индивидуальном уровне, нежели обвинять в чем-то. 

- Какой главный посыл Вы бы хотели донести до азербайджанской молодежи?

- Наверное, самый большой совет от меня - это работать над своим ментальным здоровьем, так как без этого тяжело добиться какого-то успеха. 

Я осознала, что успех приходит не сразу, сначала надо проработать все страхи. Часто из-за определенных установок, которыми мы себя ограничиваем, не удается сразу настроиться на удачный результат.

Если есть ментальные блоки в голове, то даже образование, желание и бюджет не помогут стать успешным.

Второй мой совет - это сепарироваться морально и физически от родителей. Не сделав этого, будет тяжело научиться кормить себя, независимо развиваться, принимать собственные решения и совершать свои ошибки. 

И, конечно, необходимо выходить из треугольника Карпмана, не нужно становиться родителем для своего родителя. Вместо этого лучше вкладывать энергию и время в свою молодость, менять себя, а не других.

Этот процесс будет проходить более эффективно и правильно, если работать с профессиональным психологом. Мы должны развивать культуру ментального здоровья, потому что все остальное (найти работу, построить бизнес) реально и достигаемо. 

Главное в любом бизнесе - это команда. Знаете, я выросла без отца, а мамы в моей жизни было очень мало, именно поэтому я привыкла делать все самостоятельно и надеяться только на себя. Но в дальнейшем я поняла, что успех также зависит от команды. Необходимо собрать хорошую команду, инвестировать энергию в этих людей и доверять им.

Лейла Эминова

Media.az