Среди героев, принимавших участие в боях за территориальную целостность Азербайджана, был и 24-летний житель Баку Ровшан Мехтиев. Он прошел всю войну, вплоть до участия в боях за Шушу. Не так давно Ровшан Мехтиев вернулся с войны и поделился с Media.Az своими воспоминаниями.

- Расскажите, как вы оказались на фронте?

- Я был призван в армию в 2014 году, прослужил полтора года в бригаде тяжелой артиллерии. Когда уже был близок к демобилизации, началась «апрельская война» 2016 года. А когда началась Вторая Карабахская война, то, в первую очередь, призывали тех, кто уже служил на передовой. В конце сентября меня призвали сначала на военную подготовку, а потом отправили служить в мотострелковый полк.

- С чего для вас началась война?

- Нас привезли в Горадиз, а на следующее утро мы уже вступили в первый бой на Физулинском направлении. Помню, как перед нами предстала полностью заминированная зона, приходилось осторожно шагать по следам техники. Налево-направо – мины, лишнее телодвижение - смерть. Так мы прошли 25 километров.

Мы еще не дошли до передовой, когда нас начали обстреливать из минометов. Буквально на полпути к первому бою наш командир, некоторые офицеры и солдаты получили ранения, некоторые стали шехидами. Чуть позже прибыла спасательная бригада с санитарами. Мы же двигались дальше.

Лично мне очень помогал опыт «апрельских боев». Я по звуку распознавал траекторию летевшего снаряда. Еще мы поняли такую особенность -  противник начинал атаковать, когда мы шли тесными группами по пять-шесть человек. Поэтому нам приходилось соблюдать дистанцию в 10 метров.

Дальше на пути нам начали встречаться капониры – небольшие сооружения для ведения огня по двум противоположным направлениям. В них мы прятались, а также вели перестрелки. Для этих целей также использовали холмы.

- Бои за Физули считаются одними из самых сложных…

- Да, это правда. Дело в том, что в лесном массиве находилось большое и хорошо защищенное укрепление врага, с бетонными стенами толщиной в шесть-семь метров. А под  землей находился бункер, в котором размещалась военная элита, техника, продовольствие – все, что необходимо для длительной обороны.

Нам никак не удавалось туда проникнуть. Понадобились недели две, чтобы, наконец, взорвать этот бункер изнутри. Это было непросто! 

Дело в том, что бункер имел несколько уровней защиты. Первый уровень был полностью компьютеризирован. По земле была проложена прозрачная веревка, при ее задевании срабатывали стоявшие на триногах пулеметы. Это так называемые автоматические турели - стационарные устройства, способные самостоятельно либо посредством дистанционного управления выполнять поставленные задачи. Они располагались в самых неожиданных местах.  

Второй уровень включал в себя женщин-снайперов, находящихся высоко на деревьях. А за стеной укрепления располагалась артиллерия.

- Как же нашим войскам удалось взять бункер?

- Используя отвлекающий маневр. Пока наша рота шла в наступление, группы спецназа и разведки проникли в бункер с задней части, так сказать, с черного входа. В какой-то момент мы услышали взрывы и крики, доносящиеся из бункера. Мы поняли, что наши уже внутри бункера. Противник к этому времени уже перестал стрелять. Когда наши всех там обезвредили, мы пошли вперед. А женщины-снайперы ретировались как только почувствовали, что ситуация выходит из-под контроля.

- Как бункер выглядел изнутри?

- Поразило количество боеприпасов и продовольствия. Лет на пять точно хватило бы. В бункере находилось 25 человек.

-  Что произошло дальше?

- Мы направились по направлению к Джебраилу. Атаковали и освобождали вражеские окопы, один за другим. 

 

- Чем запомнился поход в Ходжавенд?

- Из-за того, что приходилось много идти пешком, мы избавлялись от любого лишнего груза, разумеется, кроме вооружения. Нам пришлось избавиться от продовольствия и даже бронежилетов. В них двигаться было просто невозможно.

- Не могу не спросить о боях за освобождение города Шуша, в которых вы тоже принимали участие…

- В пять утра, дождавшись туманной погоды, мы двинулись в Шушу. Наш путь занял 14 часов. Враг ожидал, что мы будем двигаться по дороге, они собирались окружить нас, поэтому мы шли по лесам и горам. Эти подъемы и спуски дались всем очень тяжело. Мы часто останавливались, чтобы отдышаться, прийти в себя. Приходилось карабкаться по крутым подъемам, как альпинисты. Спускались обычно боком, держась за деревья и траву. Часто соскальзывали, падали, катились вниз, а потом вновь поднимались.  На подступах к Шуше к нам присоединился спецназ в составе около 100 человек. Всего город освобождало порядка 400 человек.

Три роты, в том числе наша, окружили город с трех сторон. Впереди шли спецназовцы, мы помогали им тем, что сообщали о местоположении противника, перекрывали дорогу, чтобы к противнику не смогло прибыть подкрепление. К утру 8 ноября армянских военных в городе уже не осталось. 

- Что было после освобождения города Шуша?

- Вечером 8 ноября мы двинулись в Лачын. Взорвали находящийся в Лачынском коридоре мост, чтобы враг лишился возможности получить подкрепление. А 10 ноября ночью нам сообщили, что война окончена. Мы поднялись на высоту и повсюду увидели белые флаги.

- Вам посчастливилось вернуться домой живым и здоровым…

- Да, но были мгновения, когда не думал, что вернусь домой, увижу родных и близких. Не раз прощался с жизнью. Множество боевых товарищей погибли на моих глазах. Казалось бы, еще вчера вместе патрулировали, выходили на разведку, шутили - а сегодня их нет… 

- Произошло ли на войне то, что вы никогда не забудете?

- К примеру, в боях за Физули армяне окружили порядка 30 наших ребят. Они не смогли вырваться из окружения и стали шехидами. Мы удивились тому, что армяне забирали с собой тела наших погибших ребят. Ведь они даже тела своих погибших не забирали.

Оказалось, что они использовали нашу униформу. Надевали ее и приближались к нам, выдавая себя за наших. Были те, кто хорошо владел азербайджанским языком. Пару раз был свидетелем того, как к нам подходили, начинали разговаривать, а потом оказывалось, это были армяне. Естественно, мы их вычисляли и обезвреживали.

Наталья Гулиева

Media.az