Вышла в свет русская версия книги «Габриэль» о жизни известного грузинского адвоката, жившего в конце XIX - начале XX века Габриэля Сакварелидзе. На грузинском языке она была представлена в 2016 году. В книге рассказывается о жизни Г.Сакварелидзе, а также прослеживается история дружбы и теплых отношений между грузинским и азербайджанским народами.

Media.Az удалось поговорить с соавтором книги, внуком Габриэля Сакварелидзе Зурабом Чагогидзе.

- Расскажите, когда у вас возникло желание начать исторические изыскания и издать книгу, посвященную вашему деду?

- Габриэль был и остается для меня самым важным человеком, неким эталоном, образцом порядочности, каким должен быть мужчина, и на кого следует равняться. С самого раннего детства, в моем понимании, Габриэль был воплощением трагически-романтического героя, человеком, с которым несправедливо поступила семья, но он преодолел все испытания, они его не сломили.

Он сумел создать себя сам, как говорят американцы -  «self-made man», и по праву занять достойную позицию в высших сферах российской империи. Габриэль и мне помогал преодолевать трудности, которые посылала жизнь. В самые ответственные моменты жизни всегда задумываюсь, как бы поступил Габриэль. И это помогало мне принимать множество решений, верность которых подтверждалась вскоре или со временем.

Случалось так, что я в жизни сталкивался с тем же, что и Габриэль, хотя мы люди разные. И примеры из его жизни вдохновляли меня, вселяли энергию, приводили к достижению поставленных целей и решению сложных задач. Я с детства испытывал ответственность, стремился не уронить честь своего выдающегося предка.

Все это послужило стимулом так же триумфально, как и он, вернуться в нашу деревню, откуда его изгнали чуть ли не ребенком. Мне удалось вернуть своей семье многое из того, чем он владел, и я продолжаю это делать. Я всем своим детям ставлю Габриэля в пример, а первенца назвал в его честь. Более 110 лет прошло после смерти Габриэля, и поскольку он не забыт, а все поколения моего рода почитают его, видят в нем пример для потомков, значит, он заслуживает такого отношения.

Желание поднять архивы и издать на основе полученной информации книгу возникло у меня  еще в юные годы, но, видимо, надо было, чтобы пришло время, и когда оно настало, я нашел людей, способных мне помочь в осуществлении заветного желания. В процессе создания книги участвовало семь человек, я всем им очень благодарен за содействие в реализации этого серьезного проекта. 

- Не планируете в будущем представить книгу в Азербайджане? Ведь в ней прослеживается история дружбы и теплых отношений между грузинами и азербайджанцами.

- Да, непременно планирую. У меня было в планах заняться этим в 2020 году, наряду с подготовкой презентации в Баку моих  вин, но COVID-19 нарушил планы, придется все отложить, как минимум, на следующий год.

Что касается книги, то в ней описывается общественная жизнь Тбилиси 1844-1910 годов. Тогда Габриэль Сакварелидзе был известным общественным деятелем, работал юристом в Дворянском земельном банке в Тбилиси. Мой дед был известным адвокатом и помог азербайджанским землевладельцам выиграть в суде. Дело в том, что азербайджанские землевладельцы требовали компенсаций за земли, которых они лишились в связи со строительством нефтепровода Баку-Батуми. Ни один адвокат не брался за это дело, так как Кавказское наместничество российской империи не было заинтересовано в выплате денежных компенсаций.

Несмотря на угрозу попасть в немилость к властям, Сакварелидзе решил помочь азербайджанцам. Первый процесс он проиграл, но второй выиграл, и азербайджанские землевладельцы получили компенсацию. После этого азербайджанцы очень щедро оценили труд Сакварелидзе, а дед стал очень известным адвокатом.

Я бы посоветовал азербайджанцам прочитать эту книгу. Тема наших дружеских связей мне близка, как и была Габриэлю. Азербайджан и азербайджанцы в моей жизни с самого раннего детства воспринимались позитивно, и это, безусловно, произошло благодаря моим родителям.

Мои близкие всегда рассказывали, что наш родовой дом в деревне Кавтисхеви, где прошло мое детство, был построен некими добрыми азербайджанцами, друзьями нашего Габриэля. Хотя в шесть-семь лет я не совсем понимал, кто эти добрые люди, которые к тому же, по словам родителей, нам и в Тбилиси дом построили. Этот дом у нас отняли в 20-е годы прошлого века.

В дальнейшем расположенность к азербайджанцам заставила меня заинтересоваться и глубже познакомиться с характером этого народа, побудило общаться, дружить, сотрудничать с Азербайджаном и его народом. История о восстановлении исторической справедливости для азербайджанских землевладельцев, чему помог Габриэль, произвела на меня большое впечатление, показала, что не надо бояться действовать, даже если твои противники высокопоставленные лица. Главное сознавать правоту и знать, что необходимо делать для достижения справедливости.

В 1996 году мне посчастливилось приехать в Баку из Нью-Йорка, где я жил и работал в качестве представителя крупной американской телекоммуникационной компании, для создания беспроводной телефонной связи. И с этих времен началась мое более тесное знакомство с Азербайджаном и дружба с его народом. Это были непростые для Азербайджана годы, и я гордился и горжусь тем, что мы привлекли в Азербайджан свыше 50 миллионов долларов инвестиций, что по тем временам было огромной суммой. Было создано более 500 рабочих мест, мы постарались внести свою лепту в развитие телекоммуникаций в Азербайджане.

Вообще, это было фантастическое время, один из самых лучших периодов моей жизни. Я провел в Азербайджане в общей сложности, год и на протяжении последующих 24 лет, вплоть до пандемии, практически не было месяца, чтобы я не приезжал в Азербайджан.

Могу с уверенностью сказать, что не существует грузина, лучше меня знающего, понимающего и уважающего Азербайджан и азербайджанский народ. Быть может, кроме Зураба Гумберидзе, который более 10 лет возглавлял грузинскую дипмиссию в Азербайджане, причем в очень важный период – девяностых-начале нулевых годов. Тогда разрабатывались стратегия развития нефтяной и газовой отраслей, проекты трубопроводов через Грузию.

- Насколько я знаю, пока не удалось найти сведений о том, где именно проходили судебные процессы и восстановить имена азербайджанских землевладельцев. Вы планируете заняться поиском этой информации и, быть может, выпустить вторую книгу – о профессиональной деятельности вашего деда?

- Очень хотелось бы этим заняться, но для начала мне необходимо найти азербайджанского историка, который поможет, скажем так, потрясти бакинские архивы для поиска нужных данных. Если кому-то это интересно, как говорится, заявки принимаются. Разумеется, работа будет выполняться не на бескорыстной основе. Также у меня в планах снять художественный фильм. Думаю, тематика очень подходящая для нашего времени, а синопсис сценария практически готов.

- Как вы оцениваете нынешние отношения между Азербайджаном и Грузией?

- Это интересный и важный для меня вопрос, постараюсь ответить объективно. Думаю, что отношения между Азербайджаном и Грузией, в целом, можно оценить на четверку, но не твердую. Или на тройку, если принять во внимание, на какой уровень можно было бы эти отношения поднять, учитывая прочный фундамент, на котором исторически строилось единство наших народов, а также мощнейшие современные экономические, культурные и человеческие связи, дающие дополнительный импульс этим отношениям.

Имеются небольшие одиночные эксцессы, которые неизбежны даже в семье, в отношениях родителей с детьми или между супругами. Такое возможно и во взаимоотношениях народов. Но эти моменты огорчают, поскольку их можно было бы избежать. Проблема заключается в том, что формат отношений между грузинами и азербайджанцами, как ни парадоксально, монополизирован с грузинской стороны некими «решальщиками» без рода и племени, которые вообще не знают ни Азербайджана, ни его народа. Они заняты решением сугубо своих личных экономических задач, спекулируя на связях с определенными лицами из верхних слоев азербайджанского и грузинского истэблишмента, не занимаются темой преодоления существующих межгосударственных проблем. А весь цвет обеих наций, их культурная, научная и творческая интеллигенция и, в целом, народ, остаются вне процесса. Поэтому и результат, и уровень существующих отношений, оставляют желать лучшего.

Думаю, формат нуждается в полном пересмотре, поскольку налицо его бездействие, и история с монастырским комплексом на границе двух стран как-то очень странно всплыла после 30-летнего абсолютного молчания и полной неизвестности. И в этом, считаю, просчет и провал тех людей, которые обязаны не допускать ненужной эскалации событий и потери контроля над ситуацией. Быть может, это и провокация недоброжелателей, которые мечтают поссорить наши народы, но факт остается фактом -  кто был ответствен за подобные вопросы, провалил их решение.

Также считаю, что СМИ не стоило подливать масла в огонь, в особенности, когда вопрос касается религиозной темы. Многое непонятно. Например, почему соответствующие ведомства за все это время не смогли решить проблему, не создавая благодатную почву для провокаторов?

Я лично считаю, что ни церковь, ни мечеть не могут принадлежать одному народу. Они все храмы Божии и предназначены для всех народов мира, всем, кто верит и почитает данные религии, и нельзя их подгонять под национальные рамки, поскольку это противоречит философии самих религий. Если станем искать корни христианства, то неизбежно придем к евреям, а в мусульманстве -  к арабам. Нельзя этого делать.

Единственный, кто «приватизировал» христианство для своего народа – это наш с вами общий сосед. Даже придумали титул для руководителя церкви: «патриарх всех армян мира», что фактически определяет армянскую церковь как исключительно принадлежащую только армянам. Своего рода модель апартеида в религиозном контексте.

Для информации. В Европе нередко часть здания – церкви, аэропорта, замка, даже жилого дома – находится в одной стране, а часть в другой, и никто из-за этого не ссорится. И к нашей ситуации тоже надо подходить цивилизованно. Важно не территориальное расположение, а доступность к своим святыням всех верующих. Это самое главное, а провокаторам и горе-политикам, стремящимся набрать очки за счет подливания масла в огонь, надо по башке надавать.

Уверен, что Грузии и Азербайджану, в первую очередь, необходимо запустить более интенсивные интеграционные процессы, которые облегчали бы и улучшали жизнь простым людям. Нужно добиться того, чтобы граждане Грузии и Азербайджана имели возможность жить и работать в обеих странах, как например, в Норвегии и Финляндии, или Франции и Швейцарии. Чтобы не было таможенных барьеров и можно было в Баку из Грузии привезти целый ящик вина, а не две бутылки как сейчас. Чтобы между нашими странами можно было ездить без проверок, предъявив водительские права или другой документ, удостоверяющий личность, как между Сербией и Венгрией. Чтобы поезд Тбилиси-Баку на границе с Азербайджаном не стоял сначала в течение часа на территории Грузии, затем еще два часа на территории Азербайджана.

Реальная отмена таможенных тарифов и всех ограничений между нашими странами по примеру многочисленных мировых экономических союзов и объединений, способствовала бы усилению развития малого и среднего бизнеса, увеличению, в целом, объемов наших экономик, улучшению благосостояния граждан, снижению уровня коррупции в обоих государствах. Все решаемо, можно наладить цивилизованные, взаимовыгодные отношения, укрепить наши политические, экономические и культурные связи. Для этого требуется только желание и наличие компетентных людей.

Говоря об отношениях грузин к событиям в Нагорном Карабахе, готов со всей ответственностью заявить, что практически все мои соотечественники солидарны с народом Азербайджана в его борьбе за восстановление целостность своей страны. Эта тема актуальна для современной Грузии и для всех постсоветских стран с «замороженными» конфликтами. Для грузин это станет серьезным геополитическим прецедентом и приблизит восстановление территориальной целостности Грузии.

Джамиля Алекперова

Media.az