Карантин ударил по экономике страны и по кошелькам обычных людей. Особенно пострадал малый бизнес: не все объекты смогли возобновить свою деятельность после смягчения карантинных мер. 

Какие убытки понесли мужские салоны за время простоя во время карантина, и как выживают барбершопы в посткарантинный период?

На эту тему Media.Az поговорила с владельцем барбершопа в Баку - азербайджанского филиала известной российской сети мужских парикмахерских, Самиром Амановым. 

- Больше месяца ваш салон был закрыт в связи с особым карантинным режимом. Как это повлияло на ваш бизнес? 

- Карантин сильно ударил по нам. Это потеря и денег, и сотрудников, и клиентов. С 4 мая мы возобновили деятельность - пришлось буквально заново налаживать всю работу. 

- Ваши работники остались без заработка в этот период…

- Обычно оплата труда наших мастеров формируется за счет процентов от стоимости предоставленных парикмахерских услуг и продажи косметических средств. Естественно, в апреле месяце барберы не обслуживали клиентов. Я, по мере возможности, поддерживал их материально. Также разделил между ними предоставленную предпринимателям со стороны государства финансовую помощь. Я понимаю, что у них есть семьи, кто-то из барберов является единственным кормильцем семьи. С одним из сотрудников все-таки пришлось попрощаться…

- Как решили вопрос с арендной платой? 

- Нам очень повезло с арендодателем, который не стал брать арендную плату за помещение за те дни, когда барбершоп не работал по причине карантина. Более того, мы не будем ее возмещать, нам просто ее простили. Это было очень большой поддержкой, поскольку речь идет о внушительной сумме, учитывая расположение салона в самом центре Баку. Важно отметить, что наша сеть насчитывает 140 салонов, большая часть которых находится в России. Филиалы имеются в нашей стране, в Беларуси, Казахстане, Таджикистане, Узбекистане и Катаре. Я поддерживаю связь со всеми представителями филиалов. Должен сказать, что арендную плату простили только двум филиалам из 140: нашему и барбершопу в Алматы. Это говорит о многом!

- Сама франчайзинговая сеть поддержала свои салоны материально?

- Мы работаем по франшизе. Франчайзинговая сеть ежемесячно получает роялти от валовой прибыли филиалов. Это регулярная выплата, которую покупатель франшизы отчисляет правообладателю за пользование торговой маркой, логотипом и другими атрибутами бренда, которыми он отличается от конкурентов. Нужно отдать должное нашей сети за то, что в апреле эту плату с нас не брали. С другой стороны, и брать не с чего было, так как не было прибыли. 

- После возобновления деятельности барбершопа к вам вернулись постоянные клиенты?

- Далеко не все. Как только мы открылись после карантина, к нам хлынула волна посетителей. Я связываю это с тем, что мужчинам нужно было привести себя в порядок после долгого перерыва. Потом поток резко угас. Если сравнить посещаемость до карантина и после, то мы наблюдаем спад численности клиентов на 40%. 

Возможно, люди опасаются коронавируса, возможно, кто-то побрился налысо на период карантина, возможно, не всем позволяют финансовые возможности.

Обычно мужчина должен приходить стричься раз в 25 дней, чтобы не запустить форму стрижку. Сейчас мужчины ходят к нам раз в полтора месяца.

На посещаемость сильно повлияло и отсутствие иностранных туристов. Учитывая наше месторасположение, среди наших посетителей всегда присутствовала эта категория клиентов.

- Чем будете привлекать местных клиентов, учитывая, что цены на услуги в вашем барбершопе выше среднего?

- Это для Азербайджана цены являются выше среднего. Если сравнивать с Россией, например, то цены у нас на уровне барбершопа провинциального города. Тем не менее для привлечения новых клиентов мы ввели 20%-ую скидку. Возможно, сделаем еще больше. Учитывая отстутствие туристов, мы должны привлекать местных жителей. Также у нас действуют акции для тех, кто привел друга, на стрижку отца и сына и для пенсионеров. 

- После открытия барбершопа к вам хлынула волна мужчин, которые долго не стриглись. Были запоминающиеся случаи?

- Да! Один клиент вынужден был побрить себя на карантине, потому что не было возможности поддерживать свою прическу. Он очень жалел потом об этом.

Был также клиент с очень отросшими волосами, которые доставали ему буквально до груди. Причем по телефону он описал ситуацию, что слегка оброс. Мы ему сделали короткую летнюю стрижку.

- В целом, как местные мужчины справлялись с уходом за собой на карантине? Насколько возможно поддерживать бороду и стрижку без посещения барбершопа?

- Кто-то сбривал волосы самостоятельно машинкой, кто-то брил голову под лезвие, кто-то отращивал, рассчитывая, что рано или поздно парикмахерские откроются. 

В целом дома можно привести в порядок только бороду. Тем более у нас в Азербайджане бороды любят. Есть специальные средства по уходу за бородой - масла, бальзамы. Подстричь же себя самому не получится даже у самого профессионального мастера, поскольку невозможно видеть заднюю часть головы.

- Клиентов заботит соблюдение барбершопом санитарно-гигиенических норм?

- Удивительно, что мы всегда соблюдали эти нормы, но это никогда никого не интересовало. Сейчас же клиенты акцентируют внимание на то, что у нас есть стерилизатор, который дезинфицирует парикмахерские принадлежности после каждого посетителя. В принципе, так должно быть всегда в каждом салоне.

- Как вы оцениваете состояние барбершоп-культуры в Азербайджане? 

- Мы отстаем в этом. Не каждый в Азербайджане понимает эту культуру. Мы пытаемся внедрять ее. Процесс идет, но медленно. К сожалению, это констатируют многие барберы. К примеру, самые известные бренды профессиональной косметики по уходу за мужскими волосами и бородой в нашей стране не представлены вообще. Продукция не импортируется, поскольку нет поставщиков в Азербайджан. В Узбекистане и Таджикистане она есть, а у нас нет. Даже продукцию, которую используют в барбершопах в небольших российских городах, здесь не используют. Жаль, что мы отстали в этой сфере.

- Почему, по-вашему, так происходит?

- Проблема в том, что система работает по принципу базара. Клиенты идут стричься туда, где дешевле. Поэтому многие барбершопы страны подстраиваются под правила игры, стараясь быть конкурентоспособными с другими парикмахерскими, опуская цену до пяти манатов за стрижку. От этого страдает и качество, и сервис. До такого уровня нельзя опускаться, важно держать марку, как бы тяжело не было.

Наталья Гулиева

Media.az