Президент Азербайджана Ильхам Алиев на днях принял новоназначенного председателя Госкомитета по градостроительству и архитектуре Анара Гулиева. На встрече глава государства резко поставил вопрос упорядочения строительных работ в столице, недопущения уничтожения архитектурного наследия и соблюдения стандартов качества. О поднятых президентом вопросах корреспондент Media.Az беседует с известным архитектором, доктором искусствоведения, профессором Эльчином Алиевым.

-  Президент на днях резко поставил вопрос упорядочения строительных работ в столице, произошли соответствующие кадровые изменения. Вы известны как ревнитель сохранения архитектурного облика Баку. Как вы оцениваете поручения главы государства, сделанные им на встрече с новоназначенным председателем Госкомитета по градостроительству и архитектуре?

- Конечно же, положительно. Надо сказать, что за последние год-полтора ситуация в сфере градостроительства в Баку кардинально переменилась. Впервые в истории нашей страны все решения по управлению и развитию архитектуры столицы принимаются в едином центре, в Госкомитете по градостроительству и архитектуре. В недавнем прошлом решения о строительстве в Баку принимали чуть ли не с десяток организаций.

Об итогах такого «винегрета» несогласованных решений сегодня можно судить по плачевному состоянию архитектуры города. Поэтому господином президентом принято верное решение разрубить этот «гордиев узел» и передать абсолютно все полномочия единому центру, что сразу сказалось на архитектурном облике города. В исторических кварталах Баку перестали строиться ужасные по своему виду здания, ужесточились профессиональные требования к представляемым проектам, в размещении объектов нового строительства появилась градостроительная логика, от чего мы отвыкли за последние десятилетия.

По информации из различных источников чувствуется, что вместо громких популистских заявлений и акций, присущих Госкомитету еще пять-десять лет назад, сегодня ведется серьезная научная и практическая работа по благоустройству города, которая в ближайшие годы обязательно даст положительные результаты.

-  Уже не одно десятилетие Баку переживает большой прирост населения не только за счет рождаемости, но и за счет миграционных потоков по известным причинам. Как вы считаете, Баку должен решать эту проблему, «растягиваясь» ввысь или все-таки вширь и почему?

- Конечно же, ответ, который вы ожидаете – это и вширь, и ввысь. Но у меня есть слабость – обожаю небоскребы, образцы современной высотной архитектуры, поэтому считаю, что мы должны идти больше ввысь. Тем более, что уже грубо «поломали» визуальный масштаб города, построив три огромные башни, задавшие новый размер будущей архитектуре Баку. Наблюдая морскую панораму города, постоянно мысленно «дорисовываю» верхнюю часть амфитеатра классной современной архитектурой.

Обратите внимание – именно примерами классной и современной архитектуры, а не жалкими пародиями на нее. Очень важно обеспечить качественность подобной архитектуры, вторгающейся в нашу жизнь вне наших желаний, путем прозрачных архитектурных конкурсов, культура проведения которых существовала в нашей стране еще с конца XIX века.

-  Рассматривается вопрос создания центрального района столицы. Каковы, на ваш взгляд, должны быть границы этого района? Исторический Баку  - это ведь не только Ичеришехер.

- За последние десятилетия я неоднократно слышал подобные предложения по устройству центрального района столицы, где исторические памятники брались бы под особую «опеку». Это очень хорошо, я сторонник ужесточения правил по охране памятников архитектуры. Однако меня также интересует, что будет с архитектурными памятниками в Баку, расположенными не во вновь образуемом центральном районе, а в других его территориальных образованиях?

Разве жилые дома для работников завода им.Парижской Коммуны на проспекте Гусейна Джавида в Ясамальском районе, спроектированные Микаэлем Усейновым и построенные в 1950 годах, не памятники архитектуры? Памятники, причем охраняемые государством! Или десятки красивейших зданий, расположенных в районе Монтино в Наримановском районе, например, жилые дома для работников Бакинского электромеханического завода, построенные в 1947-1949 годах по проекту архитекторов И.В.Вартанесова и Л.Штейнфлея? Поезжайте и посмотрите, в каком они состоянии! Что нам мешает сегодня защитить их от вандализма жильцов? Разве отсутствие законов и полномочий?! Нет, наплевательское отношение к своим обязанностям лиц, ответственных за охрану памятников архитектуры!

Знаете, у нас в стране приняты прекрасные законы, в том числе и по защите исторических памятников архитектуры. Но главная проблема в том, что они не исполняются! Вот это наша главная беда! Например, кто конкретно виноват в том, что здание клуба на улице Фатали хан Хойского, памятник архитектуры, находящийся на центральной трассе, находится в таком запущенном состоянии уже не первое десятилетие? Разве нельзя в рамках существующего охранного законодательства потребовать у руководства Наримановского района отреставрировать здание? Можно!

Так что создавать отдельную территориальную единицу, где якобы будут пристально следить за состоянием исторических памятников, тратить десятки миллионов манатов из бюджета на административные расходы, перекройку карты города, по-моему, нет крайней необходимости – достаточно потребовать от соответствующих отделов в Министерстве культуры и Исполнительных органов каждого района добросовестного исполнения своих функций в рамках существующего законодательства.

Привлечь, например, показательно к ответственности чиновника, отвечающего за сохранность особняка семьи Ашурбековых, построенного в 1904 году и  расположенного на улице Башира Сафароглы (проект польского архитектора Иосифа Гославского). Недавно житель третьего этажа этого дома заложил кирпичами свое окно, изменив тем самым фасад здания. И никому в соответствующих органах нет до этого дела. Хотя здание, как и все предыдущие, находится в списке охраняемых государством памятников истории и культуры под номером 2939.

Или привлечь к ответственности одного из мобильных операторов страны, укрепивших свои антенны на фасаде исторического здания, построенного в 1909 году на улице Лермонтова, 27, продырявив его 12 местах толстой арматурой! А почему этого опять не увидели работники ведомств, отвечающих за сохранность исторических памятников? Мне кажется, пора уже и власть применить. Так что идея создания отдельного «охраняемого» района правильная, однако для охраны исторических памятников не обязательно его создавать – надо ужесточить контроль за исполнением чиновниками своих прямых обязанностей!

-  Что подразумевается под понятием «архитектурное здание», когда речь идет о старых постройках?

- В связи с вашим вопросом вспоминаются слова Ренцо Пьяно, величайшего архитектора современности, который говорил: «Архитектура – это не просто искусство строить, это искусство рассказывать истории. Писатели делают это словами, архитекторы – конструкциями. Здание должно рассказать историю места и культуры того города, в котором оно находится». Это, на мой взгляд, и есть понятие архитектурного здания.

В Баку несколько тысяч двух- и трехэтажных зданий постройки конца XIX – начала XX века, возведенных сто лет назад не приезжими знаменитыми архитекторами, а нашими обыкновенными и простыми умелыми строителями. Их «золотые» рабочие руки, умение, любовь к своему дому, аккуратность в деталях выражались в застройках, символизирующих архитектурно-строительную культуру нашего народа. Эти здания также считаю архитектурными, и мы обязаны их сохранить. А ведь именно эти двух- и трехэтажные дома до недавнего времени активно разрушались, официально, к сожалению, не являясь памятниками архитектуры. К счастью, за последние два-три года весь исторический центр города преобразился – посмотрите, например, на улицы Башира Сафароглы, особенно в вечернее время, или Ислама Сафарли – сегодня одну из красивейших в Баку.

Знаете, Александр Дюма писал, что «у домов, как у людей, есть своя душа». Совершенно верно! Дома, как и люди, имеют свою судьбу. И, как и у людей, у некоторых из них эта судьба - уникальная. Я знаю, в Баку немало таких зданий, читать историю которых безумно интересно.

-  Президент довольно жестко раскритиковал хаотичное строительство, которое велось до недавнего времени в Баку. Эти неуместные новостройки портят лицо города, но там уже живут люди. На взгляд архитектора, есть ли способ вписать эти сооружения в общую картину?

- Очень трудно, но есть. Никогда не подумал бы, что безликие высотные здания, построенные в 1990 годах на улице Советской (в настоящее время улица Наримана Нариманова), можно привести в порядок. И привели же! Для этого к каждому зданию нужно подходить творчески, индивидуально – а этого не сделаешь, если ты не любишь свою профессию и дело, которым занимаешься.

В этой связи важно в настоящее время коллективными усилиями остановить безликое уродливое строительство, ведущееся также и в пригородах Баку. Неизвестные мне архитекторы, которые проектируют подобные серые «коробки», относясь к архитектуре как к компьютерной игре, не понимают, какую ответственность они на себя берут. В моем понимании, архитектура должна создавать здоровое пространство для жизни, пространство для общения и встреч разных людей. Проживание в подобных серых зданиях-коробках убивает у людей чувство прекрасного, человечного.

-  Какие сооружения последних лет в Баку вы назвали бы явной удачей архитекторов? Какие проекты назвали бы удачными с точки зрения градостроительства?

- С удовлетворением отмечаю, что в моем родном городе за последние годы все больше и больше реализуется проектов, которые можно назвать удачными. В градостроительном плане это реализуемый проект Белого города – уникальный для всего постсоветского пространства и Восточной Европы. В архитектурном плане отмечу работы моего коллеги, азербайджанского архитектора Наримана Имамалиева с проектом административного здания Агентства DOST, мне нравятся также работы английского архитектора Чепмена Тейлора. А можно сказать про то, что не нравится?

- Конечно.

- Больше всего меня возмущает, что на улице Физули, параллельно Зимнему бульвару, построено огромное уродливое здание с большими куполами и огромными часами ширпотребной турецкой марки на фасаде. Это лучше всего и характеризует уровень тех «архитекторов», кто проектировал здание.

Знаете, есть такой исторический анекдот касательно «вычурных» построек в центре города. Савва Тимофеевич Морозов, богатейший русский купец и меценат, выбившийся из простых людей, однако до конца дней своих остававшийся человеком крайне неотесанным, построил себе в Москве дорогущий дом в своем вкусовом разумении: огромный, яркий, броский, безвкусный. Безумно гордый своим строением, он послал приглашение своей матери приехать взглянуть на его «детище». На что матушка, а она была женщиной неглупой, приглашения не приняла, а ответила письмом: «Савушка, сынок, раньше только я знала, что ты дурак, а теперь - вся Москва». Дом этот и по сей день считается в Москве образцом безвкусицы архитектуры конца XIX – начала ХХ века.

-  На своей странице в «Фейсбук» вы подняли вопрос восстановления триумфальной арки, некогда располагавшейся на шыховском выезде из Баку. Какие еще объекты советских времен, на ваш взгляд, могли бы сегодня украсить город?

- Да, благодарю вас за этот вопрос. Мне кажется, что в связи с празднованием в этом году 75-летия великой Победы, в знак уважения к миллионам азербайджанцев, погибшим и пострадавшим во Второй мировой войне, мы могли бы восстановить снесенную в конце прошлого века Триумфальную арку в честь Победы. Победы, которой не было бы без героической борьбы с фашизмом, наряду с другими народами, и миллионов азербайджанцев. Победы, которой не было бы без азербайджанской нефти. Тогда крупные значимые архитектурные сооружения, за редким исключением, специально не строились в национальных республиках – такая была преступная политика «центра» по недопущению развития окраин. Триумфальная же арка была построена в 1947 году - роскошный образец архитектуры «сталинского» периода, который я сейчас изучаю. Простояла она до конца 1990 годов, после чего была снесена – видимо, расширяли шыховскую трассу, где она была сооружена. Как мне кажется, необходимо в этом году обязательно начать восстанавливать памятник архитектуры, потому что это лучшее зримое напоминание молодому поколению и многочисленным гостям города, что мы помним и чтим память тех наших граждан, кто внес огромный вклад в Победу.

Скажу, что пора начать восстанавливать и другие памятники архитектуры, по тем или иным причинам утерянные. Есть масса примеров подобного рода, в том числе и в крупных исторических городах послевоенной Европы, сильно пострадавшей от боевых действий. Одним из первых зданий в Баку можно восстановить, например, дом Меликова, стоявший на улице Шамси Бадалбейли, 21. В моем архиве есть масса детальных фотографий здания, необходимые чертежи и обмеры, сделанные в свое время.

- Что вы можете пожелать нашему городу в 2020 году?

- Чтобы наш Баку все время строился, а не разрушался. И мира под нашим небом! И еще на прощание процитирую слова древнегреческого философа-раба Эпиктета, обращенные к своему хозяину: «Если ты выстроишь своему родному городу не высокие здания, а сделаешь выше его граждан - ты будешь его величайшим благодетелем: пусть лучше в низких домах живут высокие сердца, нежели в высоких зданиях гнездятся низкие, мелкие души». Что может быть лучше такого пожелания?

Н. Абдуллаева

Media.az