Ровно восемь лет назад, со 2 по 5 апреля 2016 года, в тогда еще оккупированном Карабахе произошли самые масштабные с момента подписания Бишкекского перемирия боевые действия. Итоги этих боев, условно вошедших в историю как апрельские, носили в себе глубокое военное и политическое содержание, полностью осознать которое позволили итоги 44-дневной войны 2020 года.

Апрельские бои явились предвестниками Великой Победы Азербайджана, увенчавшейся освобождением его земель, почти 30 лет находившихся под армянской оккупацией. Именно за четыре апрельских дня восьмилетней давности был впервые нанесен серьезный ущерб по репутации якобы неприступной оборонительной системы, возведенной армянскими оккупантами на захваченных территориях Азербайджана. Именно тогда руководство агрессивной Армении наглядно убедилось в неспособности своих «непобедимых» войск противостоять Вооруженным силам Азербайджана, что называется, один на один. Именно в апреле 2016 года в Армении, впервые после военных действий 1991-1994 годов, проявились панические настроения, вызванные успехами азербайджанской армии.

Все эти факторы имели фатальные последствия для «карабахского клана» - управлявшего к тому времени уже почти 20 лет Арменией политического режима военных преступников, организаторов и вершителей актов геноцида против азербайджанского народа. Поражение армянских войск в ходе апрельских боев - а именно так следует расценивать имевшее место в те дни отвоевание азербайджанской армией ряда стратегических высот на оккупированных территориях - во многом открыло глаза самой армянской общественности на преступный характер режима тогдашнего президента Сержа Саргсяна.

Саргсян, оказавшись в тот момент в состоянии цугцванга, когда любой последующий шаг способен был усугубить положение оккупационной Армении, фактически предпочел отказаться от дальнейших переговоров по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта. Выдвинутые им в качестве условий возвращения Армении к диалогу под эгидой Минской группы ОБСЕ требования внедрения механизмов расследования вооруженных инцидентов на линии соприкосновения войск и предоставления Азербайджаном гарантий неиспользования силы были направлены на сохранение статус-кво. То есть, на продолжение армянской оккупации азербайджанских территорий.

Таким образом Армения пыталась воспрепятствовать карабахскому урегулированию на основе международного права, резолюций Совета безопасности ООН и ключевых предложений международных посредников, нашедших свое отражение в так называемых Мадридских принципах. Она отдавала себе отчет в том, что всеобъемлющее мирное урегулирование конфликта непременно приведет к смене статус-кво, сложившегося в результате военной агрессии против Азербайджана и оккупации пятой части его международно признанной территории.

Неизбежность смены статус-кво осознавали и все заинтересованные внешние силы (желали они того или нет - другой вопрос). Они отдавали себе отчет в том, что конфликт может быть решен исключительно в рамках территориальной целостности Азербайджана. Осознавала это и Россия - один из сопредседателей МГ, вбросившая в переговорный процесс так называемый «план Лаврова» (по сути, одну из модификаций Мадридских принципов). Последний аспект вызвал резко негативную реакцию в Армении, политическая элита которой и не помышляла о том, чтобы вернуть Азербайджану захваченные земли - горную часть Карабаха и прилегающие семь районов.

Принято считать, что армянское общественное мнение дало явный антироссийский крен с приходом к власти в 2018 году «бархатно-революционного» правительства Никола Пашиняна. Однако именно после апрельских боев 2016 года улицы армянских городов заполонили первые массовые акции протеста против политики России. Лозунгами «Россия, вон из Армении!», «Нет российской оккупации!» протестующие выражали свое недовольство попытками Москвы найти мирное урегулирование карабахского конфликта. России посылался сигнал о том, что ее ценность в глазах армян зависит исключительно от поддержки агрессивной политики в отношении Азербайджана.

Однако Москва уже тогда, то есть почти за четыре года до 44-дневной войны, дала понять, что не поставит свои стратегические интересы в отношениях с Баку в зависимость от амбиций Еревана и что оккупационный статус-кво в регионе конфликта невозможно заморозить на веки вечные. Армения же, на свою беду, не вняла доводам разума. И, главное, не сумела сделать должные выводы из результатов апрельских боев, проигнорировала тот факт, что силовой баланс между Азербайджаном и Арменией бесповоротно изменился в пользу первого. Со всеми вытекающими отсюда последствиями для перспектив последней.

Восемь лет назад Азербайджан на деле доказал готовность к восстановлению своей территориальной целостности. И твердо продемонстрировал всем заинтересованным силам, прежде всего, разумеется, самой Армении, что он оставляет за собой право освободить свои земли любым путем. Это свое неоспоримое право Азербайджан использовал осенью 2020 года, мощью своей армии положив конец многолетней оккупации Карабаха и Восточного Зангезура, а также в ходе однодневной антитеррористической операции в сентябре 2023 года, по итогам которой он утвердил свой суверенитет на всех своих освобожденных территориях.

Однако деструктивная политика Армении, затягивающей процессы выработки мирного договора и делимитации государственной границы с Азербайджаном, продолжает держать регион в состоянии напряженности. Такова и региональная ситуация начала апреля 2024 года. Она характеризуется, прежде всего, окончательно созревшей необходимостью освобождения Арменией остающихся под ее контролем четырех неэксклавных азербайджанских сел (Баганис Айрым, Ашагы Аскипара, Хейримлы и Гызылгаджылы) с последующим решением вопроса и о возврате четырех эксклавных азербайджанских сел (Юхары Аскипара, Софулу, Бархударлы и Керки) в ходе делимитации госграницы. То есть речь идет о неизбежности полной деоккупации азербайджанских территорий, возвращения Азербайджану всех земель, которые перешли под контроль Армении в результате ее военной агрессии.

Сия неизбежность вызывает истерику у реваншистских сил в Армении, преимущественно составляющих лагерь оппозиции. В то же время непоследовательно ведет себя и правительство Пашиняна, что, впрочем, вполне отвечает его сомнительному реноме и политическому стилю. Армянское руководство, с одной стороны, разъясняет своей аудитории, общественности Армении, необходимость возвращения Азербайджану принадлежащих ему сел. С другой же стороны, оно совершает шаги, которые нельзя характеризовать иначе, как очередную военную провокацию Армении, чреватую новой эскалацией напряженности в регионе.

Вот уже несколько дней Вооруженные силы Азербайджана фиксируют концентрацию подразделений и боевой техники ВС Армении на различных направлениях условной армяно-азербайджанской границы. Кроме того, как следует из нового заявления Министерства обороны Азербайджана, ВС Армении вечером 1 апреля подвергли обстрелу позиции азербайджанской армии в направлении населенных пунктов Гейдарабад Садаракского района и Биченек Шахбузского района Нахчыванской Автономной Республики Азербайджана.

Между тем вся эта эскалация напряженности провоцируется Арменией на фоне ее непрекращающихся попыток сколачивания антиазербайджанской коалиции. Пиком этих усилий обещает стать запланированная на 5 апреля встреча в Брюсселе премьер-министра Армении Никола Пашиняна, главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен и госсекретаря США Энтони Блинкена. Невзирая на выпячивание вопросов предоставления западными центрами экономической помощи Еревану, очевидно, что движущей идеей предстоящей трехсторонки является «обеспечение безопасности Армении». Что в практическом смысле может включать в себя и поддержку Соединенными Штатами и Евросоюзом все еще неискорененных агрессивных намерений армянской стороны в отношении Азербайджана, претензий на его территории.

Таким образом, налицо формирование взрывоопасной региональной ситуации. Азербайджан, в том числе и соответствующими заявлениями Минобороны, четко предупреждает, что любая армянская провокация будет решительно пресечена, а вся ответственность за эскалацию ляжет на военно-политическое руководство Армении и ее покровителей. Поэтому Армению, в случае продолжения провокационных действий с ее стороны, затягивания освобождения четырех неэкславных сел Азербайджана, неминуемо ждет новое сокрушительное поражение. От этой перспективы ее не спасут никакие внешние силы, поскольку процессу полной и окончательной деоккупации территорий Азербайджана альтернативы нет.

Источник: Oxu.Az

Media.az