Прошел почти месяц после того, как заместитель председателя Национального собрания Республики Армения (РА), спецпредставитель РА по урегулированию армяно-турецких отношений Рубен Рубинян выразил горячее желание полностью нормализовать отношения с Турцией «прямо сейчас». Произошло это во время Анталийского дипломатического форума. В ответ турецкий спецпредставитель Сердар Кылыч предложил провести в Ереване встречу по нормализации отношений. Однако в Армении, судя по всему, поменялась концепция - встречи до сих пор не было.

Неслучайно, что тот же Рубен Рубинян стал оправдываться. Мол, предложение Сердара Кылыча провести встречу в Ереване не было отклонено, но место и даты встречи еще должны быть согласованы в рабочем порядке. Целого месяца, по-видимому, было недостаточно.

Ереван недоволен подходом Анкары, ведь турецкая сторона прямо увязывает армяно-турецкое урегулирование с армяно-азербайджанским. На это намекнул премьер-министр Армении Никол Пашинян в интервью греческому изданию Kathimerini. «Турция... должна иметь сбалансированную позицию в отношении различных событий, происходящих в регионе... Армения ожидает, что риторика Турции не будет направлена на усиление региональной напряженности, а будет способствовать диалогу и сотрудничеству в регионе», - сказал Пашинян.

При этом в Армении очень хотят открытия армяно-турецкой границы, делая это предусловием для продолжения армяно-турецкого диалога. В армянском экспертном сообществе открыто заявляют о том, что раз границы закрыты, то «от встречи с Турцией нужно отказаться».

В своем комментарии для Oxu.Az востоковед, директор российского Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев отметил, что в армяно-турецкий процесс урегулирования вовлечено много международных игроков, а это создает сложности для понимания того, что легло в основу принятия того или иного решения:

- Так было в Сирии, Ливии и других странах. Если бы в армяно-турецком урегулировании и связанном с ним армяно-азербайджанском участвовали только Турция, Азербайджан и Армения, то было бы намного проще. Но мы же понимаем, что на этот процесс влияют и взаимоотношения Еревана с Москвой (в том числе и в рамках Организации договора о коллективной безопасности), а они нездоровые. Есть влияние западных игроков, включая Францию. На Армению влияет Париж в попытке посчитаться за свои прошлые неудачи, коих при президенте Эммануэле Макроне было очень много. Впрочем, у Франции ограниченные возможности влиять на регион Южного Кавказа хотя бы в силу географического расположения. У Армении нет границ со странами Евросоюза.

В Ереване, судя по всему, осознают, что надо скорее договариваться об открытии границы с Турцией, через которую появляется выход в Европу. Отсюда и соответствующее заявление месячной давности спецпредставителя Армении по урегулированию армяно-турецких отношений Рубена Рубиняна.

- Да, очевидно, что открытие армяно-турецкой границы для Армении имеет важное значение, это не скрывают в Ереване, и это понимают в Турции. Но при этом именно открытие границ с Турецкой Республикой (ТР) в РА сделали предусловием для дальнейших переговоров по армяно-турецкому урегулированию. Армянские эксперты настаивают на том, что пока кордоны не открыты, от диалога с турецкой стороной надо отказываться.

- Да, это такой порядок действий, который желателен для Еревана. Армения оказалась слабой стороной, сейчас там боятся того, что если они подпишут все соглашения, то в итоге им ничего не достанется. Но ведь все нюансы можно прописать, это решаемый вопрос.

В целом можно отметить, что РА сейчас очень увлеклась процессом вовлечения внешних игроков в регион, и это не только Франция, но и Индия, которая уже поставляет вооружения Армении. У Турции и Азербайджана с Индией отношения не очень простые, об этом важно помнить. Возможно, Ереван пытается создать какую-то новую проблему, чтобы затем торговаться.

- Давайте коснемся Зангезурского коридора. Страны региона - Азербайджан, Турция, Россия заинтересованы в его открытии. В Армении же говорят, что нет такого маршрута, зато есть армянский «перекресток мира». Но ведь этот армянский проект подразумевает открытие коммуникаций. И вполне может случиться так, что если Армения не согласится на Зангезурский коридор, то не будет и открытия коммуникаций с Арменией со стороны Турции и Азербайджана. Мне кажется, что это логично.

- Это логично и с точки зрения Евросоюза, куда стремится Армения. Зангезурский коридор в интересах и ЕС, от него никто не может отмахнуться.

К тому же есть договоренность между Азербайджаном и Ираном по прокладке ветки этого маршрута по территории Исламской Республики Иран (ИРИ), и даже идут определенные работы. Через Армению просто короче, да и дешевле. И чем больше коридоров, тем лучше. Кроме того, надо помнить, что на севере Ирана кроме азербайджанцев есть и курдское население, как и активисты курдского сепаратистского движения PJAK (Partiya Jiyana Azad a Kurdistane) со всеми вытекающими последствиями. Так что диверсификация нужна.

- Подытоживая нашу беседу можно ли сказать, что армяно-турецкое урегулирование находится в тупике? Армянская сторона настаивает на открытии границ с Турцией и только потом готова на продолжение диалога с Анкарой. Турецкая сторона говорит о приоритетности армяно-азербайджанского урегулирования и необходимости открытия Зангезурского коридора.

- Я бы сказал, что сложилась сложная ситуация, но это не тупик. Предположу, что в 2024 году вопрос будет решен. Политика нынешнего руководства Армении с креном на Запад неизбежно приведет к нормализации отношений с Азербайджаном и Турцией. Как Еревану «дружить» с Западом при закрытых внешних границах с Турцией, отсутствии логистики и транспортного сообщения с Европой? О какой даже теоретической евроинтеграции может идти речь? Я думаю, что Никол Пашинян прекрасно понимает, что у Армении нет времени, а вот у Турции и Азербайджана это время есть. Именно Еревану надо действовать как можно быстрее в вопросах урегулирования отношений с Азербайджаном и Турцией.

Media.az