В экспертном сообществе России началась очередная волна обсуждений о необходимости переосмысления концепции ядерного сдерживания, а для этого вместо пассивного сдерживания надо говорить об активном ядерном устрашении вероятного или потенциального противника. Такую идею выдвинул в своей статье известный российский аналитик Дмитрий Тренин.

В прошлом году почетный председатель президиума российского Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов опубликовал статью, в которой призвал использовать тактическое ядерное оружие, чтобы «восстановить» у Запада утраченное чувство самосохранения.

Подобные идеи вбрасываются волнами, но к чему все может привести? Ведь одно дело говорить о сдерживании и совсем другое - об устрашении. Ситуацию для Oxu.Az прокомментировал директор Международного института гуманитарно-политических исследований, российский политический деятель, участник диссидентского движения в СССР, бывший депутат Государственной Думы РФ нескольких созывов Вячеслав Игрунов:

- Эта тема действительно обсуждается волнами. И началось все не с Сергея Караганова. О том, что надо пересмотреть отношение к тактическому ядерному оружию, не исключать его использование на поле боя, в США заговорили еще в начале 2000-х годов, прежде всего, в связи с американской военной кампанией в Ираке. Конечно, с тех пор многое поменялось. Например, перестал действовать Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности. Изменения коснулись и размещения ядерных боеголовок США в Европе и т.д. Так что эту тему надо относить не исключительно к России. В каком-то смысле ответ Москвы является зеркальным.

В России существует серьезная обеспокоенность, связанная с упорными вбросами о том, что французы направят регулярные войска на территорию Украины. Военнослужащие ряда европейских стран работают с украинским Генеральным штабом, да и непосредственно в частях, откуда осуществляется наводка ракет по российским объектам и т.д.

Экономика Запада составляет немного больше половины мирового ВВП, а российская - около 2%, если считать в долларах, и около 3%, если ориентироваться на паритет покупательной способности. Совершенно очевидно, что самостоятельно противостоять этой экономической мощи Россия по большому счету может только ограниченное время. Добавьте к этому невероятное количество санкций.

Любая война имеет свою логику (я не говорю о справедливости или несправедливости). Что происходит с государствами, которые проигрывают войну, мы увидели по Ираку, Ливии и т.д. Сама война в Украине началась из-за ощущения в России, что НАТО все больше приближается к Москве, оказывает давление. Участь Югославии (страна после военной операции НАТО распалась на несколько государств - ред.) замаячила перед глазами тех, кто в РФ принимал решение о войне в Украине.

Если армии стран НАТО окажутся на украинской территории, начнут вести прямые боевые действия, то Россия окажется в крайне затруднительном положении. Единственный ответ, который может показать Западу, что не стоит этого делать (вводить войска в Украину - ред.), - это применение Россией тактического ядерного оружие (ТЯО). Естественно, ТЯО не может быть использовано против таких городов, как Киев, Харьков, Одесса и т.д. Но в каких-то местах скопления иностранных войск или на угрожающих направлениях, предполагается, что ТЯО может быть применено. Это будет реакция загнанного в угол человека. Поэтому и возникают такие идеи сегодня.

- Кстати, недавно президент России Владимир Путин не исключил возможность конфликта РФ и НАТО. Правда, он отметил, что вряд ли кто-нибудь заинтересован в полномасштабной третьей мировой войне. Тем не менее, как вы думаете, мир стал ближе к третьей мировой?

- Безусловно, мир стал ближе к третьей мировой войне с применением ядерного оружия. Проблема не в том, что кто-то заинтересован в этой войне. В ней проиграют все ядерные страны, да и все развитые государства. Не знаю, останутся ли незатронутыми такие западные страны, как Австралия и Новая Зеландия. Но США, Германию, Францию, Россию, Китай это точно коснется. Современная цивилизация будет уничтожена. Сколько останется людей после этого - трудно сказать. Может, 100 млн, а может, меньше или больше.

Так что повторю: в третьей мировой войне никто не заинтересован. Но разве был кто-то заинтересован, например, в Первой мировой войне? Есть логика политического развития и определенных шагов. Сегодня ситуация такова, что одна страна обладает монополией на насилие - это Соединенные Штаты. Как-то председатель Китайской Народной Республики удивился тому, что КНР считают агрессивной страной, ведь у нее только одна военная база за пределами Китая. А вот у США только вокруг Китая 98 военных баз. Но американцы считаются мирными, а китайцы - агрессивными.

Доктрина Джорджа Буша (43-й президент США - ред.) предполагает монопольное господство Соединенных Штатов в определении того, что правильно, а что нет, что можно применять, а что нельзя. Для Вашингтона не существует такого понятия, как международное право. Так что рано или поздно должны были найтись те, кто не принимает эту логику. Возникает противодействие, с которым не готовы смириться США.

Война в Украине для России обернулась войной с Западом, ведь именно там сосредоточен весь экономический и значительный военный потенциал этого противостояния, начиная от разведки и заканчивая производством вооружений. А сейчас уже речь зашла об открытом вовлечении в конфликт вооруженных сил западных государств. Об этом не стесняется говорить президент Франции Эммануэль Макрон. Но на этот шаг последует ответ со стороны России. Каким он будет? Некоторые люди не исключают, что он будет ядерным, с использованием ТЯО. Если это не испугает Запад, тогда большая ядерная война неизбежна.

На войне первая бомбардировка, в которую попадает солдат, не кажется страшной. А вот вторая бомбардировка уже страшна, ведь солдат уже понял, что это такое. Поколение, которое помнит Вторую мировую войну, боялось использовать оружие, оно помнило о первой бомбардировке. А нынешнее поколение не знает, что такое большая война.

- Нынешняя турбулентность в мире, судя по всему, сделала ядерное оружие притягательным для большого числа стран мира, в том числе и на Ближнем Востоке (подразумевается Иран). Многие государства решили, что если у тебя нет ядерного оружия, то ты никто. Получается, что все больше стран будут разрабатывать ядерное оружие, обогащать уран?

- Давайте начнем с Ирана. Ядерного оружия у Тегерана пока нет. ИРИ неоднократно подчеркивала, что не собирается его создавать, а ядерные технологии ей нужны для другого. Иранцы развивают все отрасли промышленности. И ИРИ - это уже во многом технологически состоявшаяся страна. Даже Россия приобретает у Ирана дроны. Но политика устрашения, которую ведет мировой гегемон (США - ред.), сделала привлекательным ядерное оружие для Ирана. Однако, повторю, пока Тегеран его не создает, во всяком случае, не декларирует это (уличить ИРИ в этом никто не смог). А если говорить о ядерном оружии на Ближнем Востоке, то оно есть у Израиля.

Продолжая тему притягательности ядерного оружия. Посмотрите на Северную Корею, которую в свое время собирался наказать президент США Дональд Трамп, но не решился это сделать, ведь у северокорейцев есть ядерные боеголовки и средства их доставки. Этот урок усвоили все. Так что, может быть, и Саудовская Аравия, и Иран, и другие попытаются создать ядерное оружие. Но надо сказать, что не так много стран мира способны присоединиться к ядерному пулу в силу своих экономических и научно-технических возможностей.

Media.az