Госдепартамент США анонсировал проведение в ближайшие недели переговоров глав МИД Азербайджана и Армении. После срыва Брюссельской встречи лидеров обеих стран, которая ранее была запланирована на 7 декабря, это означает запуск еще одной попытки достичь реального прогресса на пути заключения азербайджано-армянского мирного договора.

Но возможен ли прорыв в переговорах на данном этапе, когда повисла в воздухе сама перспектива заключения мирного договора, и это при том, что еще совсем недавно допускали реализацию таковой уже до конца нынешнего года? Это будет зависеть от ряда факторов. В числе них - все более обостряющаяся конкуренция между западной (американо-европейской) и российской посредническими площадками.

Очевидно, что как Запад, так и Россия приложат максимум усилий для того, чтобы сохранить свои модераторские функции. И если предстоящая встреча глав МИД Азербайджана и Армении станет показателем неспадающей активности западного модераторства, поскольку сама договоренность о ее проведении достигнута в ходе регионального турне американского спецпредставителя Филипа Рикера, то сегодняшние переговоры, которые ведет в Москве министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов, указывают на готовность России и далее не упускать из рук посредническую нить.

Между тем, ясно, что прорыв в мирном азербайджано-армянском процессе возможен лишь при учете безальтернативности урегулирования именно на основе выдвинутых Азербайджаном, в полном соответствии с международным правом, базовых принципов сосуществования и нормализации отношений. Это особенно важно иметь в виду российскому посредничеству, которое, по крайней мере, до сих пор не делало приоритетного акцента на необходимости заключения мирного договора между Азербайджаном и Арменией, а также выступало за сохранение «вопроса о статусе». Тогда как в «западном» варианте мирного договора отсутствует какое-либо упоминание о «статусе», что закономерным образом соответствует ликвидации самого «вопроса» по итогам 44-дневной войны. Выпадающие из «западного» варианта усилия Франции, которая безуспешно пыталась «протолкнуть» в Пражское заявление проармянские тезисы, а затем дешевым образом решила отквитаться посредством антиазербайджанских заявлений президента Макрона и резолюции французского парламента, лишь подтверждают обреченность на провал любых попыток подобного рода.

Судя по заявлениям главы МИД РФ Сергея Лаврова, Москва вынужденно приняла факт достижения Азербайджаном и Арменией договоренности нормализовать отношения на основе Устава ООН и Алма-Атинской декларации о создании СНГ. Договоренности, которая автоматически закрепила несостоятельность российского плана сохранить в какой бы то ни было форме «вопрос статуса» - «вопрос» несуществующий, ибо он еще два года назад был «отправлен в ад» Азербайджаном.

Предъявит ли теперь Россия новый вариант мирного договора, основанный на примате территориальной целостности государств, а значит и безоговорочного признания Арменией Карабаха неотъемлемой частью Азербайджана, - покажет ближайшее время. Очевидно лишь, что вне этого принципа посреднические усилия Москвы не дадут никакого результата. Кроме того, если Россия будет и далее исходить из тезиса «оставим статус на усмотрение будущих поколений», то это только усилит посреднические позиции Запада. Данное обстоятельство уже сполна проявилось в последние два года, когда именно стремление России ухватиться за данный, заведомо проигрышный, посыл как гарантию сохранения своего геополитического, военного присутствия в регионе, привело к потере ею позиции ключевого посредника между Азербайджаном и Арменией.

Второй фактор гораздо более привычен и существенен. И связан он с позицией самой Армении, не отказывающейся от выдвижения территориальных претензий к Азербайджану. Да, она говорит о признании суверенитета и территориальной целостности Азербайджана на основе Устава ООН и Алма-Атинской декларации, но при этом отказывается четко и недвусмысленно заявить о признании Карабаха частью Азербайджана. Неудачу же переговорного процесса, вытекающую как раз из сохранения в армянской повестке претензий на азербайджанские территории, она пытается обосновать якобы максималистской позицией Баку.

Однако какого не-максимализма ожидает Армения от Азербайджана? Если сама она кричит на всех площадках о необходимости соблюдения ее территориальной целостности, то почему называет максималистским требование Азербайджана признать и уважать его территориальную целостность? Ведь позиция Азербайджана естественна для любого государства, ибо любое государство вправе отстаивать основу своего существования, составляемую суверенитетом, территориальной целостностью и безопасностью.

Иными словами, никакого отхода Азербайджана от «максималистской» позиции не будет. Азербайджан требует от Армении безоговорочного, практически подтвержденного признания его территориальной целостности. И только при условии удовлетворения этого требования возможно установление мира и нормальных отношений между двумя странами. Равно как и при условии полного выполнения трехстороннего заявления от 10 ноября 2020 года, прежде всего - по части вывода остатков армянских вооруженных сил с территории Азербайджана, где временно размещен российский миротворческий контингент.

Тем самым, от такой «малости», как здравомыслие Армении, и будет, прежде всего, зависеть успех очередной фазы переговорного процесса, старт которой, как ожидается, задаст предстоящая министерская встреча. Азербайджан, со своей стороны, готов к любому варианту развития событий.

Источник: Oxu.az

Media.az