После промежуточных выборов в США, результаты которых хорошо известны - республиканцы победили в Палате представителей, а вот в Сенате демократы смогли удержать минимальное большинство, в стране фактически началась президентская гонка. Дональд Трамп официально выдвинул свою кандидатуру от Республиканской партии, а действующий президент Джо Байден заявил о желании баллотироваться на следующих выборах, но пока официально не оформил свое намерение.

На этом фоне очень резко активизировалась американская дипломатия на Южном Кавказе, прежде всего в вопросе урегулирования армяно-азербайджанских отношений. В Баку и Ереване побывал старший советник Государственного департамента США по переговорам на Кавказе Филип Рикер. Это происходит в то же самое время, когда европейская дипломатия забуксовала из-за позиции Франции и лично президента Эммануэля Макрона.

Активизация американских дипломатов имеет какое-то отношение к уже фактически начавшейся президентской гонке? Отвечая на этот вопрос Oxu.Az, американский журналист, аналитик Самсон Кацман отметил, что внешнеполитические успехи нынешней администрации Джо Байдена невелики и поэтому для американской дипломатии было бы хорошо выступить в качестве нейтрального и желательного медиатора в урегулировании отношений между Арменией и Азербайджаном:

- На самом деле, в отличие от других внешних сил, США хотят стабильности и прочного мира на Южном Кавказе, чтобы из региона шел устойчивый поток углеводородов. Роль Азербайджана в этом смысле возросла. Успех на этом направлении пошел бы на пользу демократической администрации, особенно на фоне прошлых неудач, я имею в виду Афганистан, конфликт между Россией и Украиной и т.д. Так что, безусловно, американская активность связана с предстоящей президентской гонкой.

В целом же в Америке есть мнение, что мир сейчас находится в состоянии турбулентности и нуждается в стабилизирующей силе. Я с этим согласен. Мир должен развиваться без войн, рецессий и эпидемий. Но вопрос в том, насколько будут вовлечены сейчас американские ресурсы в установление стабильности. У США достаточно много проблем. Галопирующая инфляция у нас уже есть, не решены вопросы с нелегальными мигрантами, стареющей инфраструктурой, недостатками в системе образования. Это заполняет нашу внутреннюю повестку. Но США, как большая сила нынешнего миропорядка, должны изыскать ресурсы и направить их на то, чтобы человечество развивалось.

- Считается, что есть три условные площадки для урегулирования армяно-азербайджанских отношений - Москва, Брюссель и Вашингтон. Отличаются и подходы к окончательному решению проблем между Арменией и Азербайджаном. Московский вариант известен, он основан на подписанных трехсторонних заявлениях. Западная повестка не вполне понятна. И, кстати, не ясно, отличается ли европейский подход от вашингтонского? Нет ли между ними конкуренции?

- Я скажу так: Америка не стремится навязать свое решение. В Вашингтоне исходят из того, что самым перспективным, долгосрочным станет то решение, которое удовлетворит обе стороны. Вы упомянули три площадки. К сожалению, ни на одной из них нет прогресса.

Освещение вашингтонских переговоров было крайне скупым, это означает, что шли они очень тяжело. Едва ли там были достигнуты какие-то договоренности. А звучащая из США просьба «ускорить процесс» ровным счетом ничего не значит. Необходимо, чтобы было желание договориться, и этот посыл предназначен армянской стороне.

- После пражской встречи в октябре появились сообщения о том, что до конца года может быть подписан мирный договор между Азербайджаном и Арменией. То, что это уже маловероятно из-за позиции Франции и Армении, понимают практически все. Но в Азербайджане не готовы ждать неопределенно долго. При этом американский представитель Филип Рикер сказал, что Штаты призывают сохранить переговорный импульс и в следующем году. Получается, что и в США не видят перспектив скорого урегулирования армяно-азербайджанских отношений…

- Слова Рикера - это такое благопожелание, дипломатически оно абсолютно правильное. При этом ясно, что «подвешенная ситуация» устраивает Армению, но не Азербайджан. И я не знаю, как дальше может развиваться ситуация. Сложилось очень неустойчивое равновесие. Если не будут найдены точки соприкосновения, то вероятен сценарий, о котором не хочется говорить вслух. Но, конечно, подписание мирного соглашения до конца года - это нереалистично. К тому же много других событий происходит, которые влияют на ваш регион. Это и Сирия, и Иран, и Украина. Так что это уравнение со многими неизвестными.

После войны осени 2020 года, когда армянская сторона потерпела большое поражение, политика Армении была направлена на поиск мировых сил, которые ей могут помочь. Похоже, что такая сила вне Южного Кавказа в лице Франции нашлась. И это может стать зацепкой для Армении, чтобы урегулирование находилось в подвешенном состоянии.

- Кстати о Франции. Недавно обе палаты французского парламента приняли антиазербайджанские резолюции. Хорошо, политическая поддержка у Армении есть, но на земле-то французов нет, они же не будут воевать за Армению. Насколько реалистичны, на ваш взгляд, надежды Еревана на то, что за них кто-то вступится не на словах, а на деле?

- Конечно же, это нереалистично. Даже Иран, который в последнее время демонстрировал мускулы на границах с Азербайджаном, отступил назад. Ни одна мировая или региональная держава не готова на земле вмешаться в конфликт на Южном Кавказе. 

 

Media.az