Число погибших в Иране в результате протестных акций, которые длятся уже более двух месяцев, по разным источникам, достигает нескольких сотен человек, среди которых десятки детей. Появляются сообщения, что иранская армия задействовала даже военную технику в Южном Азербайджане.

При этом Тегеран продолжает использовать жесткую риторику в адрес Азербайджана, хотя звучат и смягчающие заявления. К примеру, советник верховного лидера Ирана Али Акбар Вилаяти сказал, что «Азербайджан - свет наших очей». Но пошел ли Иран на попятную - это еще большой вопрос, тем более на фоне протестов в стране, которые все больше становятся похожи на боевые действия.

Сегодня ситуацию в регионе для Oxu.Az комментирует известный израильский военный аналитик Григорий Тамар:

- Я хочу сделать комплимент базовой политике, которую проводит Азербайджан в регионе как минимум в последние два десятка лет. Находясь в очень непростой геополитической ситуации, ваша страна искусно лавировала между центрами силы, со всеми выстраивала отношения, исходящие из интересов Азербайджана.

Азербайджан модернизировал свои Вооруженные силы, провел в армии широкомасштабные реформы. Речь не только о том, что вы приобрели у ряда стран, в том числе у Израиля, современное вооружение. Баку эффективно перестроил саму армию, поборов ряд «болезней», которые были в прошлом. Насколько я видел по результатам военной кампании два года назад, вы смогли перенять у западных партнеров современные тактические приемы ведения войны. Проблема ваших армянских оппонентов заключалась в том, что они использовали еще советскую доктрину ведения боевых действий. Получилось, что схлестнулись две военные школы - современная и устаревшая. Результат был предопределен.

Теперь что касается Ирана. Мы с вами переживаем эпоху, когда заканчивается период империй. А ИРИ по своей сути как раз и является империей. Это государство - лоскутное одеяло, состоящее из многих этнических групп, которым не предоставляется свобода и равноправие в рамках Ирана. Есть страны, где национальная политика сбалансирована, но существуют и обратные примеры, один из них - Иран, где национальные меньшинства угнетаются. А азербайджанцы в Иране не являются таким уж меньшинством. Тот факт, что интересы азербайджанцев не учитываются, лишь показывает недальновидность и примитивный подход властей Ирана ко внутренней политике.

Когда аятоллы свергли шаха, то главным символом революции были «религиозная чистота», борьба с коррупцией и противостояние Западу. А на сегодняшний день иранское население трудно убедить в том, что борьба с коррупцией оправдывала изменение общественного строя, ведь уровень жизни в Иране очень низкий, во всяком случае по сравнению с тем, как они могли бы жить.

Далее идет фактор «религиозный чистоты». Но вот есть пример Азербайджана, где население преимущественно исповедует ислам. Однако религия в Азербайджане не является инструментом воздействия на массы. В Иране же все наоборот. Корпус стражей исламской революции и так называемая «полиция нравов» терроризируют свой собственный народ, навязывая нормы поведения, которые изначально не были свойственны народам Ирана и не совпадают с их древними культурными традициями. В итоге мы и имеем те протесты, которые уже больше двух месяцев сотрясают эту империю. Я считаю, что обострение, в том числе и межнациональной ситуации в Иране, - это кризис государственности. Более трети населения ИРИ - этнические азербайджанцы, и я считаю, что в среднесрочной перспективе режим аятолл обречен, он себя исчерпал и идеологически, и экономически, и этнически. Так что вполне возможно, что мы стоим на пороге решения проблемы, которая образовалась в XIX веке, - разделение азербайджанского народа на две части.

- Давление Ирана на Азербайджан, странные утверждения Тегерана о некой израильской угрозе из нашей страны звучали длительное время. А затем Баку официально решил открыть посольство в Израиле. Возможно, это совпадение, но так получилось. Израильские государственные деятели уже поблагодарили своих азербайджанских коллег за это решение…

- Я попробую ответить комплексно. Дело в том, что Азербайджан, став независимым государством после распада СССР, всегда проводил невероятно доброжелательную политику ко всем государствам региона. 

Азербайджан был открыт для любого сотрудничества, что не могло не найти отклик в Израиле. Мы очень ценим, когда нас приглашают к открытому и взаимовыгодному взаимодействию. У Израиля и Азербайджана нет общей границы, но мы находимся в одном регионе мира, у нас на Ближнем Востоке все очень тесно (улыбается). Все эти годы отношения между Азербайджаном и Израилем развивались по нарастающей. Сотрудничество между нами в военной сфере усиливалось начиная с 2000-х годов, когда началась реорганизация азербайджанских Вооруженных сил. Наше обоюдное широкомасштабное взаимодействие было и есть очень продуктивным.

Геополитический вес Азербайджана в последнее время резко возрос, в том числе и благодаря военной победе, о которой мы говорили ранее. При этом, что важно, вес России понизился.

Азербайджан почувствовал свою военную и экономическую силу и посчитал, что может проводить ту политику, которая отвечает его национальным интересам, без оглядки на государства, которые пытались показать себя «старшими братьями» или «сильными соседями». Добрососедские отношения с Израилем входят в азербайджанский вектор развития.

- В последние дни непрекращающимся потоком идут сообщения о том, что Иран продолжает обогащать уран, это происходит, например, на ядерном объекте в Фордо, о чем открыто сообщают иранские СМИ. Как в Израиле относятся к иранской ядерной угрозе?

- Первое, что я хочу подчеркнуть: конфликт между Ираном и Израилем абсолютно искусственный. Для него нет никаких предпосылок. До исламской революции в Иране между нашими странами были прекрасные отношения. Можно вспомнить, что даже иранская ядерная программа, которая началась еще при шахе, развивалась благодаря израильским специалистам. И я уверен, что после того, как иранский народ сметет преступный режим аятолл, хорошие отношения между Ираном и Израилем восстановятся. У нас нет причин и поводов для конфликта. Его создал, повторюсь, нынешний преступный тегеранский режим.

Второе: Израиль, безусловно, понимает угрозу, исходящую от нынешнего Ирана. Мы не относимся с пренебрежением к иранскому военно-промышленному комплексу. И именно поэтому Израиль является единственным государством в мире, где есть трехслойная противоракетная оборона, которая постоянно находится на боевом дежурстве. И при этом Израиль как никто другой понимает, что лучшая защита - это нападение. Поэтому в израильском генеральном штабе, и это не секрет, существуют оперативные планы по реакции на некую «точку невозврата», которую может пройти Иран в сфере ядерных разработок.

Естественно, мы действуем в координации с нашими американскими союзниками. Кроме того, Иран проводит агрессивную политику не только в отношении Израиля, но и в отношении других стран региона, которые ИРИ не угрожают, а занимаются просто развитием своей собственной экономики. Я имею в виду, например, Объединенные Арабские Эмираты. Есть и другие миролюбивые государства. Так что Израиль в данном случае воспринимает себя как страну, которая должна защитить не только себя, но и весь регион от потенциальной угрозы, исходящей Ирана - страны, которая поддерживает терроризм и проводит агрессивную милитаристскую политику по отношению к своим соседям.

Media.az