«Не буди лихо, пока оно тихо». Кое-где эту мудрость, похоже, так и не усвоили за тридцать лет соседствования на своих северных рубежах с независимым Азербайджанским государством. Кое-кому в регионе казалось, что с распадом СССР одна из образовавшихся на его обломках республик станет «бездомной сиротой», которого можно будет погонять, понукать и в адрес, которого можно будет отпускать обидные реплики, будучи уверенными в их безответности. Там полагали, что, раз в Азербайджане на все эти выпады долгие годы дипломатично молчат и старательно обходят кровоточащие исторические раны, то этой стране вовсе нечего сказать.

Об этом говорится в новом выпуске военно-аналитического проекта Caliber.

«Азербайджан действительно все эти годы соблюдал политкорректность, тщательно выбирал формулировки, слова обидного старался не произнести, даже когда уколы с юга принимали неприкрытые формы. Сдержанность Баку объяснялась отчасти еще и тем, что наша страна вступила в эпоху независимости вместе с унаследованным с советских времен тяжелым, что называется, «прицепом» — армяно-азербайджанским конфликтом.

Еще одним наследием (всё таким же печальным для азербайджанцев, но ставшим для Тегерана выигрышным лотерейным билетом, неожиданно упавшим на его голову) стало появление на северных рубежах Ирана никогда не существовавшей прежде государственной границы с новой для этих мест страной — Арменией. В позднее средневековье, как известно, Зангезур был частью Карабахского ханства, а до него он входил в состав целой череды тюркских империй. Никакого «армянского государства» здесь никогда не было. После падения Российской Империи Зангезур стал частью АДР, и только после советизации Южного Кавказа большевики перекроили карты, подарив азербайджанский Мегри вместе с остальной частью Западного Зангезура собранной по частям Армянской ССР. Таким образом, армяно-иранская граница по реке Араз впервые за всю историю появилась лишь с распадом СССР, что, естественно, не могло не радовать политиков в Тегеране.

Почему — это отдельный вопрос, хоть и риторический. Не было прежде на этих сорока шести километрах даже переправы. В годы СССР единственным пограничным переходом в Иран был мост в Джульфе. Первый за всю историю пограничный переход между Арменией и Ираном был открыт уже в постсоветское время — стороны построили мост над рекой, провели газопровод, ЛЭП. И всё это делалось на глазах у изгнанных из своих земель (в том числе, кстати, из Мегри) азербайджанцев, в то время как Баку взял курс на политическую, экономическую и транспортную изоляцию Армении с целью вынудить ее выполнить 4 резолюции Совета безопасности ООН», - отмечают авторы проекта.

Подробнее в видеосюжете:

 

Media.az