После начала вторжения России в Украину аналитический центр Chatham House провел опросы общественного мнения в Беларуси, которые показали, что белорусское общество не готово к участию в военных действиях на стороне России. В марте одобрили эту идею 6% опрошенных, в апреле уже 3%. И это при том, что статистическая погрешность выборки последнего опроса не превышает 3,6%, то есть поддерживающих ввод белорусских военных в Украину практически нет. На этом фоне министерство обороны Беларуси заявило о втором этапе проверки сил реагирования армии, при этом войска развертываются, в том числе и на границе с Украиной. Многие военные эксперты в Киеве посчитали это угрозой.

Может ли Беларусь включиться в войну, ведь ранее звучали политические заявления от президента страны Александра Лукашенко о том, что Беларусь воевать не будет?

Отвечая на этот вопрос Oxu.Az аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Вадим Можейко отметил, что «после 24 февраля (дата вторжения РФ в Украину - ред.) ничего нельзя исключать, все невероятное уже произошло»:

- Но в целом я не считаю вероятным вступление Беларуси в войну. Более того, эта вероятность в последние месяцы только уменьшается. Это основано не на каком-то особом миролюбии Александра Лукашенко, а на том просто факте, что украинская армия демонстрирует в войне успехи. Мы видим, что сейчас идет контрнаступление под Харьковом, а ведь в феврале многие считали, что Киев будет взят чуть ли не за три дня. Ничего подобного не произошло, отсюда и тезисы Александра Лукашенко о том, что российская спецоперация затягивается, комплименты в адрес украинской армии и все декларации о миролюбии. Россия в войне не побеждает, а Лукашенко и так не особо во всем этом хотел участвовать. Ну, а желающих участвовать в проигрышном деле всегда бывает меньше.

Я думаю, что нынешние учения – понятный военный ответ на наращивание военного присутствия НАТО у белорусских границ, а это очевидно происходит и понятно почему - в регионе идет война. Белорусские власти всегда были склонны отвечать на это проведением учений, сборов и т.д. На данный момент Александр Лукашенко, говоря о миролюбии, одновременно демонстрирует военную силу, показывая Владимиру Путину, что «мы не дремлем и отвечаем на происки НАТО».

- Кстати, вы упомянули слова Лукашенко о том, что, по его мнению, российская «спецоперация» в Украине затягивается. Некоторые «говорящие головы» в России вновь начали говорить, что президент Беларуси недостаточно лоялен. Что вы думаете по этому поводу, и каково отношение белорусов к этой войне?

- Я не видел заявлений этих российских «говорящих голов», но то, что они прозвучат - было ожидаемо. Лукашенко к этому не привыкать. Он регулярно получает из Москвы «сигналы недовольства», в российских политических ток-шоу по нему регулярно проходятся. Вопрос сейчас в том, каким потенциалом обладает Россия и есть ли у нее готовность всерьез, скажем так, «наказать» Лукашенко. Мне кажется, что РФ сейчас занята другими, более серьезными проблемами.

Что касается отношения белорусов, то исследование, результаты которого на днях представил британский центр Chatham House - «Белорусская инициатива» показало, что только 3% белорусов считают, что стоит напрямую присоединиться к войне в Украине.

- Тем не менее, в Украине считают, что Беларусь тем или иным образом все равно участвует в войне, поскольку российские ракеты запускают с территории Беларуси, российские войска зашли в Украину с территории Республики Беларусь. И на этом фоне Александр Лукашенко говорит, что Беларусь хочет участвовать в переговорах между Украиной и Россией. Это возможно?

- Ну, смотрите, тут два момента. Первое - совершенно не важно, что говорит Россия, Украина или Беларусь. Есть резолюция Генассамблеи ООН за номером 3314 от 14 декабря 1974 года. В ней более чем ясно дано определение "агрессии". И прямо сказано, что вне зависимости от объявления войны, предоставление территории для армии другого государства тоже является агрессией. Какая бы ни была риторика той или иной стороны, ответ на вопрос: «Участвовала ли Беларусь в агрессии против Украины?» однозначен - «Да, участвовала!». Никто не отрицал факт присутствия российских войск на территории Беларуси, с которой они атаковали Украину. Беларусь - соучастник агрессии, это юридический факт.

Второе. Что касается миротворческой инициативы Лукашенко и участия Беларуси в переговорах, то это его попытка вернуться в прошлую, комфортную позицию, когда в 2015 году шли переговоры, которые закончились подписание минских соглашений. Лукашенко получал политические бенефиты, не то что сейчас. Но, при этом, как мы видим из последнего доклада ОБСЕ, Беларусь не признается стороной конфликта. И здесь нет противоречий. Беларусь является соучастником агрессии, предоставив территорию (для вторжения - ред.), но не является стороной конфликта в том смысле, что никакие военно-политические решения о том, как вести войну в Минске не принимаются.

Но Беларусь не будет стороной переговоров, ведь с Лукашенко не о чем договариваться. Он не принимает никаких решений, касающихся войны, не может ее остановить. Так какой смысл говорить с тем, кто, как я уже сказал, не принимает решений.

Media.az