Врач эстетической медицины, косметолог Гюнай Алиева уже больше года бесплатно помогает ветеранам Отечественной войны. У нее на приеме побывали около ста военнослужащих - каждый со своими шрамами, ожогами и душераздирающими историями с фронта.   

В интервью Media.Az Г.Алиева рассказала о том, как одна фотография сподвигла ее прийти на помощь ветеранам, что ей приходилось извлекать из их кожи и многом другом:

- По образованию я врач-терапевт, и как только началась война, я грезила тем, чтобы отправиться работать в прифронтовую больницу. К сожалению, отправиться туда мне не удалось, но я поддерживала связь с коллегой, который там находился. По приезду он показывал мне фотографии с военнослужащими, и мой взгляд зацепил снимок очень красивого парня с голубыми глазами, лицо которого было разорвано на несколько частей… Я была не в себе от увиденного и сказала коллеге: «Делай что хочешь, но найди мне этого солдата, я хочу ему помочь». Однако коллега не знал даже его имени. Я никак не могла выбросить из головы эти голубые глаза и продолжала корить себя за то, что оказалась бесполезной во время боевых действий. Поэтому в один из дней на своей странице в Instagram я написала, что готова абсолютно бесплатно начать лечить ветеранов.

- И многие отозвались?   

- Подписчики стали распространять мою публикацию с призывом, и за первые полчаса мне написали десятки людей. Некоторые отправляли фотографии близких или знакомых ветеранов. На одной из таких я увидела солдата, который был с закрытыми глазами, но он мне кого-то напомнил. Я попросила прислать мне еще один снимок, но с открытыми глазами. Вы не представляете, как я визжала от счастья, увидев в них того самого парня, которого я так долго искала. Этим красавцем оказался Денис Гузлаев. Вскоре он начал регулярно приходить ко мне на процедуры.

- Помните вашу первую встречу?

- Конечно. Я рассказала Денису историю моего «знакомства» с ним. Он был очень рад такому стечению обстоятельств. Прежде чем приступить к лечению, я посоветовалась с врачами Дениса, которые, как раз, готовили его к операции. Моей задачей было поспособствовать быстрому заживлению ран, очищению кожи от осколков, лечению рубцов и шрамов. Через какое-то время благодаря операциям, которые провели высококвалифицированные доктора, и моей работе нам удалось добиться отличных результатов. Кстати, в этом году у него свадьба, до этого дня мы обязательно должны все закончить (смеется).  

- Какие процедуры вы чаще всего проводите ветеранам?

- Лазерную шлифовку, чистку лица и обработку ран. Почти у всех ветеранов, которые ко мне приходят, остались ужасные рубцы. Сделать их менее заметными – длительный процесс, так как для регенерации между процедурами необходимо делать интервалы как минимум в месяц. Кроме того, у многих под кожей остались осколки. Во время чистки я извлекала частицы металла, дерева, резины и даже винтиков. Например, из языка Дениса я однажды достала кусочек камня. А в последний раз я так и не поняла, что мне попалось под руку.

Для заживления кожи я прописываю военнослужащим различные крема и таблетки. Скоро многие из них отправятся на пересадку волос, так как ранее из-за крупных рубцов в области бровей и бороды, волосяной покров перестал расти.  

Но моя самая большая работа – это проведение липофилинга. Эта операция одна из самых тяжелых и дорогих в косметологии и дерматологии. Она заключается в трансплантации собственной жировой ткани пациента из одной зоны в другую. В случае участников войны из живота в шрамы и другие кожные дефекты.

- Все ветераны проходят полный курс лечения?

- Да, мы обязательно доводим лечение до конца, хотя часто ветераны устают и хотят приостановить процедуры. Я уговариваю их не бросать дело на полпути. На самом деле, весь этот процесс очень болезненный и долговременный. Военнослужащие всегда говорят, что наши женщины настоящие героини, раз терпят подобные боли. Они даже утверждают, что у них не было таких ощущений при ранениях, но тут они, конечно, преувеличивают. К счастью, солдат поддерживают их близкие. Например, один из моих пациентов – Исмайыл, потерявший зрение в результате войны. С ним на прием приходит его вторая половинка. Очень приятно за ними наблюдать, особенно  смотреть за тем, как во время процедур они держатся за руки. Честно, я очень горжусь нашими ветеранами, ведь они, несмотря на все трудности, не опускают руки и продолжают радоваться жизни.

- Во время процедур они делятся историями с фронта?

- Конечно, рассказывают, с чем им пришлось столкнуться в это тяжелое время. Особенно меня тронула история Самурата, он и еще несколько солдат находились в окопах, когда туда прилетел снаряд. Сослуживцы закрыли его собой, благодаря чему он остался жив, но они стали шехидами… У Самурата тяжело пострадала одна часть тела, можно сказать, что половины лица у него буквально не было. Чтобы его тело не двигалось на пути в больницу, а он не потерял много крови, в машине скорой помощи он лежал среди погибших спасителей. Как он сам говорит, даже будучи шехидами, его друзья сделали все, чтобы он выжил. Благодаря фонду YAŞAT Самурата отправили на операцию в Турцию.  

Очень тяжело слушать истории о том, как на их глазах погибали друзья, те с кем они были рядом в самые трудные минуты. Например, военнослужащий из подразделения специального назначения поделился историей о том, как его ранили, когда он на плечах пытался вытащить из окопа погибшего друга.

Еще один ветеран рассказал, как в результате обстрела снарядами из нескольких десятков человек он единственный, кто остался жив. Он получал психологическую помощь, поскольку его мучал вопрос, почему он остался жив. Он до сих пор не может нормально спать по ночам... У некоторых военнослужащих очень глубокие психологические травмы. Слушать их очень тяжело, но я с благодарностью это делаю, стараюсь помогать еще и морально. Со многими мы уже подружились, видимся, отмечаем дни рождения и другие праздники…

Лейла Эминова  

Media.az