Сегодняшняя трехсторонняя встреча в Сочи, с участием президентов Азербайджана и России Ильхама Алиева и Владимира Путина, а также премьер-министра Армении Никола Пашиняна, безусловно, окажет существенное влияние на дальнейшее развитие региональной ситуации. Встреча в трехстороннем формате, как известно, могла состояться и раньше, 9 или 10 ноября, в годовщину завершения 44-дневной войны, ознаменовавшейся сокрушительным поражением Армении, крахом ее политики оккупации территорий Азербайджана. Однако запланированная на тот момент встреча сорвалась по вине армянского премьера, предпринявшего, тем самым, явную попытку игнорирования трехстороннего формата.

За этим решением Пашиняна скрывались две цели. Во-первых - воспротивиться принятию новых трехсторонних документов, предусматривающих, в частности, создание Зангезурского коридора и начало демаркации азербайджано-армянской границы. Во-вторых – создать почву для отказа от трехстороннего формата вообще, показать, что он не устраивает Армению, и следовательно, оправдать давнишнее намерение Пашиняна вовлечь в урегулирование армяно-азербайджанских отношений Запад.

Этот армянский подход означал, по сути, вызов Москве, лично президенту России Владимиру Путину. Причем в подтверждение уже неприкрыто проявляющейся антироссийской политики Армении, Пашинян в буквальном смысле напустил своих "шавок" на авторитет России, ссылаясь на якобы нежелание последней выполнять свои союзнические обязательства перед Арменией. Поводом к тому стали события 16 ноября - широкомасштабные боестолкновения на армяно-азербайджанской границе, завершившееся очередным, только теперь локальным, разгромом армянской армии. Тогда как Россия и представляемая ею ОДКБ уже многократно давали понять официальному Еревану, что «пограничный спор» между Азербайджаном и Арменией не входит в сферу их союзнических обязательств и решить его можно лишь путем скорейшего старта демаркационного процесса. То есть процесса, отвергаемого как раз Арменией ввиду ее отказа признавать международно-признанные границы Азербайджана. В Москве и других столицах государств-членов ОДКБ резонно ставят вопрос о том, что защищать границы Армении можно только после их определения. Но подобное объяснение, конечно же, не удовлетворяет Армению, которая имеет свой, «уникальный», расчет в осуществляемых ею военных и политических провокациях. Как выясняется, расчет не только против интересов Баку, но и Москвы.

Неслучайно, целый ряд представителей правящей в Армении силы - депутатов «Гражданского договора», секретаря Совбеза Армена Григоряна и других соросовских назначенцев, выступили с предупреждениями в адрес России о том, что Армения, дескать, «оставляет за собой право обратиться за поддержкой к другим международным партнерам». То бишь - к США, Евросоюзу и НАТО. Сам Пашинян на своей пресс-конференции 23 ноября даже в завуалированной форме допустил выход Армении из ОДКБ. Заявленное им: «Не думаю, что Армения рассмотрит вопрос выхода из ОДКБ», сказано в такой форме, что, в принципе, можно «подумать» и иначе. А потому Армения в иной раз вполне способна «рассмотреть вопрос выхода из ОДКБ». Одновременно допускается и общественное обсуждение данного вопроса - часто практикуемый Пашиняном способ зондирования возможностей реализации тех или иных представляющихся ему целесообразными мер.

На той же пресс-конференции Пашинян объяснил свой отказ от участия в трехсторонней встрече, первоначально запланированной на 9 ноября, «тяжелой датой», имея в виду годовщину капитуляции Армении. Но почему в таком случае сразу не была им обговорена другая возможная дата трехсторонних переговоров в формате Азербайджан-Россия-Армения? Почему еще спустя почти 10 дней после пашиняновского отказа Кремль объяснял непроведение встречи Алиев-Путин-Пашинян отсутствием общего согласия? Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков отмечал, что «безусловно, на каком-то этапе такие контакты будут необходимы, но для того, чтобы они были возможны, нужны согласие и готовность трех сторон на это». А глава МИД России Сергей Лавров столь же недвусмысленно подчеркивал: «Для встречи нужен консенсус, чтобы все те, кто собирается встречаться, согласились с этим».

Очевидно, что Пашинян в принципе отказывался дать добро на трехстороннюю встречу, без привязки к «тяжелой дате». И лучшим тому подтверждением стало его согласие на проведение в декабре встречи с президентом Азербайджаном под эгидой Евросоюза. Это согласие явно увязывается с его стремлением вовлечь западные структуры и государства, а также сопредседательство Минской группы ОБСЕ (в лице, прежде всего, Франции и США) в процессы, связанные с урегулированием армяно-азербайджанских отношений.

Каким образом Москва призвала Пашиняна к ответу - приходится лишь догадываться. Но вскоре после телефонного разговора между президентом РФ и премьером Армении Кремль проинформировал о договоренности относительно встречи 26 ноября. Очевидно, что она проводится не для чаепития, а принятия новых конкретных решений, касательно, в частности, разблокирования и открытия транспортных коммуникаций, предусмотренного положениями трехсторонних заявлений от 10 ноября 2020 и 11 января 2021 года, начала процесса делимитации и демаркации границы между Азербайджаном и Арменией. Какую же позицию займет на сочинской встрече армянский премьер?

В преддверии встречи Пашинян озвучил ряд заявлений, по сути, направленных на срыв мирного процесса. Он вновь разглагольствовал о «необходимости определения статуса Карабаха в рамках Минской группы», «отделял» взаимное признание границ (в частности, признание Карабаха частью Азербайджана) от демаркации и признания территориальной целостности Азербайджана, утверждал, что Армения не допустит создания экстерриториального коридора через свою территорию, рассуждал о некоем "юридическом уточнении статуса" азербайджанских сел, все еще находящихся под армянской оккупацией. Каких же тогда прорывных результатов стоит ожидать от сочинской встречи, ведь обозначенная в ее канун Пашиняном позиция Армении в корне противоречит положениям трехсторонних заявлений, целям и задачам постконфликтного обустройства региона?

Пашинян явно стремится затянуть принятие стратегически значимых с точки зрения установления долгосрочного регионального мира решений, в том числе и в трехстороннем формате. И он приехал на сочинскую встречу лишь оттого, что оказался лишен любых возможностей ее избежать. А потому от него следует ожидать новых подвохов, не говоря уже о том, что после встречи, которая, скорее всего, ознаменуется принятием нового трехстороннего документа (или, даже, документов), Пашинян может попытаться свести сочинские договоренности к провалу посредством новых военных провокаций на границе. При этом армянский лидер, несомненно, будет и дальше смотреть на Запад, в надежде получить от него поддержку своих провокаций.

Но куда бы он ни смотрел, Армения не в состоянии помешать Азербайджану укрепить поствоенные региональные реалии. В их логику однозначно укладываются установление межгосударственных границ, разблокирование старых и создание новых транспортных сообщений, одновременное функционирование Лачынского и Зангезурского коридоров. К принятию этих условий как фундамента долгосрочного регионального мира, стабильности и многостороннего сотрудничества, по-любому будет принуждена Армения. Если не миром, так другими убедительными, прошедшими проверку временем, способами.

Media.az