Тезисы, озвученные армянским премьером Николом Пашиняном спустя год после победы Азербайджана в Отечественной войне в Карабахе, свидетельствуют о том, что Армения вновь затягивает процесс нормализации отношений между Баку и Ереваном.

При этом уже завтра, 26 ноября должна состояться встреча Президентов России и Азербайджана Владимира Путина и Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна, на которой должно быть обсуждено восстановление экономических и транспортных связей на Южном Кавказе.

Сегодня на вопросы Oxu.Az, связанные, в том числе, с предстоящей встречей, отвечает известный российский журналист, политический обозреватель газеты «Московский комсомолец» Александр Будберг.

- Ожидаются как минимум две встречи, в ходе которых может обсуждаться урегулирование отношение между Азербайджаном и Арменией, открытие транспортных коридоров. Как вы думаете, удастся ли достичь договоренностей в ближайшие недели или месяцы?

- Сложно сказать. На такой короткий горизонт событий всегда влияет много ситуативных факторов. Но в целом я являюсь оптимистом и считаю, что вполне возможно вырулить на какое-то решение, позволяющее сдвинуть ситуацию с мертвой точки, привести к взаимовыгодному экономическому сотрудничеству в регионе. Это произойдет обязательно, и достаточно быстро. Но, подчеркну, о конкретных сроках я говорить не готов.

- Недавно случилось обострение, шли бои на армяно-азербайджанской границе. При этом сами границы не определены - армянская сторона торпедирует азербайджанские и российские усилия по демаркации…

- Да, границ не было, все это очень относительно.

- Азербайджан опирается на советские карты, как и Россия, которая заявила о готовности помочь в определении границ. В Ереване отказываются, так как делимитация подразумевает взаимное признание территориальной целостности. Особенно жестко выступает оппозиция, ведь признание территориальной целостности должно означать и то, что Карабах - это неотъемлемая часть Азербайджана.

- Для Армении, проигравшей войну, делимитация границы - это, прежде всего, тяжелый внутриполитический вопрос. Если власти Армении будут делимитировать границы - их начнут критиковать с одного фланга. Не пойдут на делимитацию - подвергнутся критике уже с другой стороны.

Никол Пашинян - человек гибкий, он чувствует ситуацию, иначе бы он не переизбрался минувшим летом, после поражения в войне. Армянский премьер в своих действиях исходит из соображений сохранения своей власти.

- А насколько Никол Пашинян самостоятелен?

- Если бы он не был самостоятельным человеком, то не победил бы дважды на выборах. Тем более в стране с таким сложным в эмоциональном плане электоратом, который есть в Армении.

При этом я уверен, что на Пашиняна с разных сторон воздействуют разные силы, желающие сохранения напряженности. Это те люди, которые в недавнем, довоенном прошлом контролировали какие-то материальные ресурсы, имели политические выгоды из-за того дисбаланса, поддерживаемого Арменией последние 30 лет. Ситуация изменилась, но они хотят оставить за собой возможность побороться за свои интересы.

Я думаю, что Никол Пашинян ощущает давление и «слева» и «справа», но преследует именно собственные интересы. В этом я не сомневаюсь.

- На ваш взгляд, есть ли конфликт между политическим руководством в лице Никола Пашиняна и высшим армейским руководством Армении? Об этом часто сообщается в армянских СМИ.

- В Армении на протяжении многих лет реальная власть, в том числе и экономическая, принадлежала военным. В результате поражения, которое потерпела Армения в прошлом году в войне, а Пашинян при этом сохранил пост премьер-министра, некое устоявшееся равновесие в Армении было нарушено. Конечно, пострадали и экономические, и политические интересы военных кругов.

К тому же Пашинян хочет укрепить свое влияние в армии. Он использует аргумент – армия проиграла войну. Так что идет борьба за установление нового, уже послевоенного равновесия. Будет пересмотр доходов, политического влияния и т.д. Конечно же, все силы мобилизуют свои ресурсы.

Я думаю, что Пашинян и его политическое движение будут двигаться в сторону авторитарного руководства.

- А что вы думаете о возможности военного переворота в Армении?

- Я не являюсь экспертом по внутренней политике Армении, но скажу, что в военный переворот не верю. Что там переворачивать? Это можно было сделать раньше, после войны, когда была возможность. Сейчас началась новая, послевоенная реальность. Да и в целом я не очень верю в военные перевороты на территории бывшего СССР. Это не вписывается, скажем так, в национальную культуру. Постсоветское пространство - это не Латинская Америка.

Повторюсь: на Пашиняна давят с разных сторон, но прежнего статус-кво уже нет, идет становление нового. Но соглашение (между Азербайджаном и Арменией - ред.) будет заключено, когда возникнет устойчивое равновесие, предполагающее новые экономические возможности.

Сейчас мы видим, что прошлое уже исчезло, а будущее еще не настало.

Media.az