Начальник Генштаба ВС Ирана Мохаммад Багери в ходе визита в Россию дал интервью телеканалу «Россия-24», в котором заявил о подготовке двустороннего соглашения о военном сотрудничестве. Вместе с тем он подчеркнул, что в Иране пока не готовы к созданию военного блока с Россией, поскольку «наши отношения еще не достигли такого этапа», но не исключают подобной возможности в будущем.

Примечательно, что выражение столь явного стремления Тегерана к расширению военного сотрудничества с Россией совпало с решением правительства Израиля выделить 1,5 млрд долларов на подготовку к потенциальной атаке на ядерные объекты ИРИ. Мировые СМИ обращают внимание и на то обстоятельство, что новость о решении израильского правительства появилась через несколько дней после того, как ВВС США объявили об успешном завершении испытаний предназначенной для поражения подземных ядерных объектов Ирана бетонобойной противобункерной бомбы GBU-72 Advanced 5K Penetrator.

В эти же дни стало известно и о письме постпреда Ирана при ООН Маджида Тахт-Раванчи к Совету безопасности организации, в котором «сионистский режим» предостерегается от «любых просчетов и возможного военного авантюризма» в отношении Тегерана. Несомненно, это письмо, равно как и военные приготовления США и Израиля, является явным показателем существенного обострения ситуации вокруг ядерной программы ИРИ. Причем демонстрация силы со стороны недругов Тегерана очевидным образом преследует цель заставить его вернуться к переговорам по «ядерной сделке». На это указывает и призыв главы дипломатии Евросоюза Жозепа Борреля к властям ИРИ поспешить с возвращением в переговорный процесс по теме иранского атома. «Время - не на стороне Ирана», - многозначительно подчеркнул Боррель.

Речь идет о необходимости возвращения Ирана за стол Венских переговоров по возобновлению Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), участие в которых Тегеран обуславливает отменой Соединенными Штатами антииранских санкций.

Одновременно с призывом вернуться к переговорам Ирану адресуется и однозначное предупреждение: создание им ядерного оружия будет пресечено если не переговорным, то силовым путем. Тегеран, продолживший процесс обогащения урана после фактического расстройства «ядерной сделки» при прежней американской администрации (в период президентства Дональда Трампа), продолжает настаивать на том, что его ядерная программа носит исключительно мирный характер. Однако полного доверия к подобным заверениям иранской стороны у международного сообщества нет, и поэтому с повестки дня не сходит угроза как США, так и Израиля решить проблему военным путем в случае если Иран все же вплотную подойдет к созданию ядерного оружия. Об этом свидетельствует и представленный в Белый дом американскими аналитиками доклад о развитии ядерной программы Ирана, в котором содержится призыв к администрации президента США Джо Байдена «подготовиться к любому исходу».

На таком весьма непривлекательном для Ирана международном фоне и прозвучали заявления Багери в ходе его визита в Россию. Но в этих заявлениях не столько показателен анонс двустороннего соглашения о военном сотрудничестве, сколько констатация факта «недостижения» Ираном и Россией такого этапа развития отношений, когда речь могла бы идти о создании ими военного блока. В стратегическом отношении между Москвой и Тегераном, действительно, многое неясно. Включая непредсказуемость их тактического союза на «площадке» сирийской войны, где Россия и Иран выступают, с одной стороны, приверженцами территориальной целостности и суверенитета арабской республики, а с другой - по-разному представляют себе политическую и властную конфигурацию ее будущего. Не зря ведь Россия большей частью молчанием обходит удары израильскими ВВС по действующим на территории Сирии проиранским силам. Не говоря уже о том, что Москва четко дала понять и свое неодобрение роста военной активности Ирана в связи с событиями на Южном Кавказе, между Азербайджаном и Арменией.

Но главное даже не в этом. Россия не меньше, чем те же США и Израиль, не заинтересована в создании Ираном ядерного оружия. И судя по всему, возможное формирование военного блока между Москвой и Тегераном сдерживается, в том числе, и этим фактором. Иран получил уже достаточно много сигналов со стороны мирового сообщества о том, что обладание им ядерного оружия неприемлемо. В этом не заинтересовано ни одно государство в мире, включая и непосредственных соседей ИРИ. Ну разве что исключая Армению - единственное государство, которое иранская муллократия считает честью называть своим «другом и братом».

Натиг Назимоглу

Media.az