Прошло два месяца с момента захвата движением «Талибан» Кабула - столицы Афганистана. Талибы переименовали страну. Теперь Исламская Республика Афганистан стала Исламским Эмиратом Афганистан. Сейчас главная интрига заключается в том, кто и когда признает режим талибов, а то, что это случится, у многих экспертов не вызывает сомнений. Кроме того, Афганистан - важная страна для китайского проекта «Один пояс, один путь», а он касается и Азербайджана.

И вряд ли случайно то, что Китай заявил об участии в предстоящей 20 октября конференции по Афганистану в Москве, на которой анонсировано участие афганцев, судя по всему, талибов. «Талибан» уже идет навстречу Китаю. К примеру, по сообщению радио «Свобода», по настоянию талибов «уйгурские боевики покинули район вблизи границы Афганистана с Китаем, что свидетельствует о растущей координации между Пекином и талибами». Известно, что Китай потребовал от талибов разорвать любые отношения с уйгурскими повстанцами.

Сегодня в гостях у Oxu.Az украинский востоковед, эксперт во Восточной Азии Наталия Плаксиенко-Бутырская.

- Стал ли Китай одним из выгодополучателей после второго прихода талибов к власти в Афганистане? Есть мнение, что Индия до последнего поддерживала прежний режим в Афганистане, поскольку талибов поддерживал Пакистан. При этом у Индии серьезные конфликты и с Китаем, и с Пакистаном. Соответственно, Пекин должен быть на стороне Пакистана и талибов. Во всяком случае, такую логическую цепочку выстраивают некоторые аналитики…

- Это не совсем так. Цепочка намного сложнее. Ситуация в Афганистане застала Китай врасплох, впрочем, как и другие страны мира. И для КНР, и для соседей Афганистана на постсоветском пространстве было намного лучше, когда проблемами безопасности в этой стране занимались Соединенные Штаты. После ухода коалиции из Афганистана возникла проблема - как все это «разрулить», ведь речь уже не идет о точечной региональной проблеме. И до сих пор никто не понимает в какую сторону будут двигаться новые кабульские власти. У Китая в вопросах безопасности есть своя обеспокоенность, это касается мусульманского меньшинства, проживающего в КНР как раз близ границ с Афганистаном.   

Афганистан - бедная страна, но она обладает огромными запасами полезных ископаемых, которые используются для производства высокотехнологичной продукции. В Китае, да и во всем мире, это прекрасно понимают. Однако Пекин никогда не вкладывает деньги, если есть риск для инвестиций. Нужны гарантии безопасности.

- Но признает ли Китай талибов, Исламский Эмират Афганистана?

- Китай - очень осторожная страна. Китайцы будут анализировать ситуацию. Но хочу отметить, что с талибами китайские власти встречались еще до вывода войск коалиции из Афганистана. Так что некоторые шаги уже были сделаны заранее. Когда в Пекине решат, что выгоды от признания больше, чем издержек, а талибы гарантируют неприкосновенность китайских границ, то начнется сотрудничество между Пекином и новыми властями Кабула.

- Один из маршрутов китайского проекта «Один пояс, один путь» проходит через Афганистан. Есть и «Лазуритовый коридор» из Афганистана через Центральную Азию в Азербайджан, Грузию, Турцию и далее в Европу. В целом, «китайский путь» проходит по регионам, где велика вероятность нестабильности, я имею в виду и Иран. На Южном Кавказе в прошлом году была война, Азербайджан освободил оккупированные Арменией территории, но напряжение остается. При этом, есть мнение, что Китай никогда не пытается влезать в конфликты, поскольку у него нет опыта решения таких проблем, цель Пекина - только экономическая выгода...

- Совершенно верно. Китай очень осторожен в выборе каких-то сторон в конфликтах. Например, в случае с Азербайджаном и Арменией Китай громко не поддержит ни одну из стран. Пекин будет лавировать, но не выбирать одну из сторон.

Подход Китая прост: мы не вмешиваемся в ваши внутренние дела и конфликты, а вы не вмешиваетесь в наши «горячие точки» - Синьцзян, Гонконг, Тайвань. В Азии это уже получается - страны региона уже не пытаются громко критиковать КНР.

Вот, пример Украины. Китай поддерживает территориальную целостность нашей страны, но при этом не критикует Россию. То же самое с Азербайджаном и Арменией.

- Я все-таки продолжу тему Азербайджана и Армении и итогов прошлогодней войны. Должен открыться Зангезурский коридор между «материковым» Азербайджаном и Нахчываном через территорию Армении, а далее выход на Турцию и Европу. Китай, на ваш взгляд, заинтересован в этом коридоре, который позволит доставлять грузы в Европу быстрее?

- Я могу сказать так: Китай заинтересован развивать разные транспортные сообщения, которые ведут и в Европу, и на Ближний Восток, и которые с экономической точки зрения будут интересны.

- Китай в последние годы имеет очень серьезные экономические связи с Тегераном. Сейчас в Иране нестабильная ситуация. ИРИ портит отношения с Азербайджаном, соответственно и с Турцией, да и с Пакистаном, не говоря уже об Израиле. Будет ли Пекин предпринимать какие-то политические усилия, чтобы защитить свои деньги?

- Начну с того, что у Ирана давно испорчены отношения со многими соседями. ИРИ находится под санкциями, а значит, в зоне риска. Но Китай все равно решил вложить деньги в Иран, значит, в Пекине просчитали риски.

- Но вряд ли в Пекине предполагали изменение ситуации в регионе, которая произошла после прошлогодней войны, когда Азербайджан освободил оккупированные территории. Это и вызвало нынешний виток напряженности. Иран, похоже, не очень хочет принять новую реальность, когда границы между ИРИ и Азербайджаном контролируются азербайджанскими пограничниками.

- Да, это новый фактор, форс-мажорная ситуация, угроза нового конфликта вызывает обеспокоенность. Тем более, что это невозможно было учесть еще год назад. Сложно сказать, как будет действовать Китай. Но, возможно, Пекин приостановит на какое-то время свои инвестиции в Иран, будет выжидать.

Наир Алиев

Media.az