В российском обществе не было четко сформированного запроса на вмешательство в 44-дневную войну, а также накопилась усталость от участия в других конфликтах.

Об этом Caliber.Az сказал российский экономист Дмитрий Некрасов.

Несмотря на то, что настроения населения во многом управляются телевизионной пропагандой, потенциал ее эффекта очень сильно зависит от исходного запроса, отметил он. 

«Например, даже если бы вся пропаганда завтра стала рассказывать о том, что гей-браки — это хорошо, отношение к ним в обществе не стало бы положительным. Вся социология показывала, что запрос на поддержку Армении был небольшим, а негатив от участия еще в каких-то военных конфликтах существенно вырос. Соответственно, у Кремля было мало внутриполитических мотивов влезать в конфликт между Арменией и Азербайджаном», - сказал эксперт.

Также он отметил, что у президента России Владимира Путина с президентом Турции Реджепом Эрдоганом очень большое поле для обмена.

«В ряде вопросов они выступают прямыми союзниками, например, в отношениях с Западом. Если Эрдогану Карабах был важен, а Путину не особо, вполне логично разменять данные темы. Кроме того, у Путина лично, а также у части российской политической элиты было желание наказать премьер-министра Армении Никола Пашиняна и Армению в целом за фрондерство, смену власти вопреки воле Кремля и прочее подобное», - сказал Некрасов.

Собеседник считает, что у России на Южном Кавказе есть только один интерес – чтобы не было крупных войн.

«Все остальное, включая мифические экономические интересы, высосано из пальца. Однако в Кремле интересы страны понимают несколько иным образом, и любой регион для Москвы - зона борьбы за влияние с Западом или с той же Турцией. В этом смысле введение собственного миротворческого контингента в Карабах может рассматриваться в Кремле как фактор увеличения числа рычагов влияния в регионе. Правда, как можно эти рычаги использовать на благо России, мне решительно не понятно», - отметил Некрасов.

Говоря о российско-азербайджанских отношениях, Некрасов предположил, что в отношении российских элит к Азербайджану что-то реально поменялось.

«В том же, что касается массового сознания, возможно, произошел следующий сдвиг: все и раньше понимали, что Азербайджан не самая подконтрольная страна в СНГ. Однако 44-дневная война наглядно продемонстрировала влияние Турции, и массовый зритель в России стал в большей степени воспринимать Азербайджан как зону влияния Турции, а не как часть российской зоны влияния. Для кого-то это может быть важным», - резюмировал Некрасов.

Media.az