Приближающиеся парламентские выборы в Грузии, которые должны пройти 31 октября, имеют ключевое значение для страны. Реальная власть в Грузии принадлежит не президенту, а парламенту и премьер-министру, которого изберет законодательный орган. Несмотря на то, что согласно опросам общественного мнения, в избирательной гонке, скорее всего, победит правящая партия «Грузинская мечта» (ей дают до 30% голосов), далее идет оппозиционное «Единое национальное движение» (около 16%), ясно, что единолично сформировать правительство и назначить премьера ни одной политической силе не удастся.

При этом, как уже сообщала Media.AzМихаил Саакашвили заявил о своем намерении вернуться в Грузию. Кроме того, он принял предложение своих соратников, которые выдвинули его кандидатуру на должность премьер-министра, правда, на определенных условиях. Бывший президент Грузии готов стать главой правительства только на стабилизационный период, чтобы помочь «преодолеть глубокий кризис», в котором сейчас находится страна.

В этой ситуации становится важна роль «третьих» политических сил. И одной из самых влиятельных является партия «Демократическое движение - единая Грузия», лидером которой является Нино Бурджанадзе, бывший председатель парламента Грузии и исполняющая обязанности президента Грузии (2003-2004, 2007-2008 гг.).

Сегодняшний собеседник Media.Az политический секретарь партии «Демократическое движение - единая Грузия» Гигла Барамидзе рассказал нам о ситуации в своей стране накануне выборов. 

- Грузинская оппозиция в лице «Единого национального движения» и аффилированных с ней партий (всего 11) выдвинули кандидатуру Михаила Саакашвили на пост премьера. Но, судя по социологическим опросам, в одиночку ни одной политсиле не удастся утвердить нового главу правительства…

- Да, это так. Наша партия была одной из инициаторов конституционных изменений, благодаря которым в Грузии появится парламентская многопартийность. Мы добились этого. Цель заключалась в том, чтобы ни «Грузинская мечта», ни «Единое национальное движение» не диктовали политическую погоду и не формировали самостоятельно правительство. Учитывая все это, наша партия не будет поддерживать ни «Национальное движение», ни «Грузинскую мечту». Мы поддержим тот состав правительства, в котором будут представлены все политические силы, попавшие в парламент. Тогда мы будем участвовать в коалиционном соглашении.

- А каким может быть расклад в грузинском парламенте?

- Только многопартийный парламент и создание коалиционного правительства. Другого варианта нет. Если будет иначе, значит, выборы сфальсифицированы, и их надо признать несостоявшимися. У «Грузинской мечты» не будет больше 28-31% голосов, это реальные данные. Так что, повторюсь, ни одна политическая сила не сможет сформировать правительство.  

- Ваша партия попадет в парламент? Каковы прогнозы?

- Да, мы станем парламентской партией. Один раз мы отказались от выборов, но в этот раз будем участвовать.

- Голоса граждан Грузии, представляющих национальные меньшинства – насколько они важны?

- Конечно, важны. Я могу сказать о нашей партии – у нас очень сильные организации в Марнеули, Гардабани, в целом, в Южной Грузии. У всех граждан страны есть возможность проголосовать за любую партию. И мы не допустим фальсификаций, будут представители международных организаций, несмотря на пандемию коронавируса.

- Но вы видите политическую активность азербайджанцев в Грузии?

- Безусловно, она есть. Но, еще раз подчеркну, у всех свой выбор. Кто-то поддерживает нас, кто-то другие партии. И это нормально. Кстати, на днях мы начнем проводить встречи в регионах.

Отдельно хочу сказать, что я больше года жил в Азербайджане, когда меня преследовали по политическим мотивам. Я этого никогда не забуду.

- Лидера вашей партии Нино Бурджанадзе периодически обвиняют в каких-то тайных сговорах с Москвой, что является болезненной темой для Грузии.

- Это всегда говорят, когда чувствуют угрозу от какого-то политического лидера. Причем тут Москва? У нас многовекторная политика. Мы говорим и с Москвой, и с Брюсселем, и с Вашингтоном, и с Парижем. Все это – ради интересов нашей страны. Но почему-то тиражируют и публикуют кадры с Нино Бурджанадзе, когда она в Москве. Ее визиты в западные столицы не показывают.

- В Азербайджане внимательно следят за ситуацией в Грузии, и это понятно. Есть ли угроза сепаратизма в стране? Ваша страна потеряла 20% территории, как и наша. Периодически звучат заявления некоего сепаратистского движения, связанного с Джавахети, где живет армянское население. Насколько все серьезно?

- К сожалению, когда государство не контролирует часть территории, всегда есть угроза. Бывают провокаторы, которые хотят извлечь из этого выгоду, а мы должны не допустить этого. Да, звучали заявления на счет Джавахети, в основном, из-за рубежа, из России, от представителей диаспоры (армянской - ред.). Но я знаю ситуацию, много лет работал полномочным представителем в Южной Грузии. Люди там, в целом, законопослушные. Но, надо учитывать, что мы не контролируем границы страны, у нас есть военные базы чужого государства (на неподконтрольных территориях – ред.), так что не исключены какие-то провокации. И, конечно же, мы против всяких попыток раскачать ситуацию в регионах и в столице. Нам надо быть начеку.

- То есть Грузия готова предотвратить все попытки сепаратизма в своей стране?

- Да. Мы не должны подобного допустить, но и признаков этого нет. Хотя отдельные высказывания звучат...

Наир Алиев

Media.az