Сопредседатели Минской группы ОБСЕ выступили с заявлением по итогам вчерашней (30 июня) видеоконференции с участием главы МИД Азербайджана Эльмара Мамедъярова и руководителя внешнеполитического ведомства Армении Зограба Мнацаканяна. В очередной раз была подчеркнута важность создания и поддержания атмосферы, способствующей миру и содержательным переговорам по карабахскому урегулированию.

Но о какой «атмосфере» идет речь, если стороны говорят о совершенно разных вещах. В Армении сейчас делают акцент на безопасности и свободном передвижении жителей Карабаха. Азербайджан же указал на изменение инфраструктуры на оккупированных азербайджанских территориях и незаконную экономическую деятельность.

Media.Az попросила прокомментировать ситуацию главного редактора журнала «Национальная оборона», директора Центра анализа мировой торговли оружием, члена Общественного совета при Министерстве обороны России Игоря Коротченко.

- У вас не складывается ощущение, что стороны поднимают разные темы, говорят о разных вещах? В чем смысл таких переговоров?

- На самом деле, я считаю, что нельзя говорить о том, что стороны не понимают друг друга. Во всяком случае, Армения прекрасно осознает, что оккупирует 20% территории Азербайджана, но не хочет это признавать. А официальный Баку четко излагает свою позицию. Армянская сторона должна поэтапно покидать оккупированные территории. И здесь всем и все понятно.

Азербайджан опирается на международное право, включая резолюции Совета Безопасности ООН. Позиция Баку фундаментальна. А Армения уклоняется от диалога, от обсуждения вопроса сроков прекращения оккупации азербайджанской территории. Ереван не хочет это обсуждать, предпочитая заниматься демагогией. И длится это уже долго, но невозможно в XXI веке 30 лет оккупировать чужую территорию, это абсолютный нонсенс. Но, тем не менее, Ереван не желает решать вопросы, касающиеся урегулирования карабахской проблемы.

Тем не менее, есть семь районов, оккупированных армянскими вооруженными формированиями. Есть оккупированный Нагорный Карабах. Это исконные азербайджанские земли. Было бы логично, чтобы Армения добровольно покинула пять оккупированных районов, затем еще два. И при согласии Азербайджана можно сохранить коридор для транспортной коммуникации между Арменией и Карабахом (при условии транзита не военных, а гражданских грузов). Далее – возвращение под гарантии миротворцев, к примеру, ОДКБ, азербайджанских беженцев, членов их семей, родившихся уже после вынужденного перемещения. Разоружение незаконных формирований, обеспечение мирного сосуществования азербайджанской и армянской общин, проведение под контролем миротворцев выборов в законодательный орган, получение переходного статуса с максимальной автономией, за исключением вопросов дипломатии и безопасности, которые должны находиться под контролем официального Баку.

Это «гонконгская модель» интеграции. И это вполне реалистичный сценарий. Если Армению беспокоит безопасность населения, то я думаю, что Азербайджан и миротворцы из ОДКБ, о которых я упоминал, вполне могут решить вопросы, связанные с совместным проживанием азербайджанцев и армян. Учитывая потенциал Баку, экономическая ситуация в Карабахе сразу улучшится после возвращения этой территории в состав Азербайджана.

Но, к сожалению, мы видим полное нежелание Никола Пашиняна решить карабахский конфликт. Это связано еще и с шаткостью позиций самого армянского премьера. Ножки его трона успешно подпиливает оппозиция. В Армении, фактически, создается широкий антипашиняновский альянс, а значит, страну ждут новые потрясения, новые катаклизмы.

Я думаю, что Азербайджану надо плотнее заниматься работой с экспертами, особенно на международных площадках, в том числе и российских. Необходимо обращаться к лидерам общественного мнения, доносить правду о конфликте в Нагорном Карабахе, активнее разъясняя, кто является оккупантом, а кто – пострадавшей стороной.

- Вы упомянули «гонконгскую модель» урегулирования конфликта. Она очень похожа на «аландскую». Прошло уже 100 лет, Аландские острова с преимущественно шведским населением остаются в составе Финляндии…

- Форматов урегулирования может быть множество. Но главный «аргумент» армянской стороны - отказ от ухода с оккупированных территорий, так как это «пояс безопасности». Еще раз скажу, всегда можно найти нужную модель, с международными гарантиями. К примеру, создается местное самоуправление, совместные полицейские структуры. Все это поможет снять напряжение при той или иной модели интеграции Нагорного Карабаха в состав Азербайджана. За основу можно взять и «гонконгскую модель», и «аландскую модель». При желании, наличии доброй воли – все возможно. Но, к сожалению, мы видим, что Ереван этого не хочет. И эту позицию невозможно ни понять, ни оправдать. 

Наир Алиев

Media.az