Объединение ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова), как и программу Европейского Союза «Восточное партнерство» (ВП) не раз пытались перезапустить, однако особого эффекта это не принесло. Почему так происходит? Сегодня Media.Az беседует с известным молдавским политическим обозревателем Виктором Чобану:

- Давайте, я начну с ГУАМ. Мне кажется, что эта структура, несмотря на некоторую активность, уже изжила себя как межгосударственное образование. Последний саммит прошел в 2017 году, а до этого еще несколько лет не было саммитов. ГУАМ – это уже история. «Восточное партнерство» даже более активно, чем ГУАМ, хотя и эта программа не является особо актуальной.

Мы, страны ГУАМ и «Восточного партнерства», находимся в некой буферной зоне. В свое время американский государственный деятель и политолог Збигнев Бжезинский назвал ее «санитарным кордоном» вокруг России. Москва назвала наши страны «зоной жизненно важных интересов». А культурные европейцы придумали название – «Восточное партнерство» (улыбается - ред.), которое должно было сменить ГУАМ.

Что касается Молдовы, то в 2014 году, после получения безвизового режима с Евросоюзом, мы расслабились, и из примерного «ученика» стали самым «плохим».

- Да, страны «Восточного партнерства» в свое время разделили на «успешных учеников» и «отстающих»…

- Верно, была концепция двухскоростного движения.

- Может, поэтому и нет активности в рамках ВП?

- В том числе и по этой причине нет активности, соглашусь с вами. Во всяком случае, как видится ситуация из Кишинева, этот статус «приграничных территорий» не дает ясной перспективы странам-участникам («Восточного партнерства» - ред.) на членство в ЕС в каком-то обозримом будущем. Все серьезные геополитические игроки считают, что где мы есть, там и останемся. Будем разделять Восток и Запад. Это не добавляет нам мотивации двигаться в западном направлении.

Давайте вернемся к ГУАМ, в рамках которого много внимания уделялось энергетической безопасности. Для Молдовы это было очень важно, но заявления так и остались декларативными. Мы много лет слышим, например, от Украины о нефтепроводе Одесса-Броды, который может стать альтернативным, и перекачивать, в том числе и азербайджанскую нефть. Вариантов озвучивается множество, но до сих пор в Молдову идет одна единственная труба – «газпромовская». И по электросетям похожая ситуация. Об энергетической связи с Евросоюзом у нас говорят лет 20. Но большинство деклараций так и остаются на бумаге. Это своего рода ритуал.

- Значит, и ГУАМ, и «Восточное партнерство» - это только на бумаге. А в реальности что?

- Нет реальных механизмов сотрудничества внутри этих образований в том виде, в котором они задумывались. Так что нам нужны двусторонние контакты. 

Наир Алиев

Media.az