Гонка ядерных вооружений в мире – это уже реальность. И, как считает профессор, доктор Герберт Вульф, который с 1994 по 2001 год возглавлял Боннский международный центр по конверсии (BICC), человечество находится под угрозой. В своей недавней статье на сайте журнала «Международная политика и общество» (IPG), эксперт задался вопросом: Где глобальное движение протеста, требующее разоружения от «Большой двадцатки»? (G20 - клуб правительств и глав центральных банков государств с наиболее развитой экономикой – ред.).

Герберт Вульф уверен, что две опасные тенденции в данный момент ставят под угрозу буквально само существование человечества: климатический кризис и возможность ядерной войны. Острота проблемы изменения климата осознается практически всеми, однако ее решения, невзирая на заверения многих правительств, пока нет. И все же полемика, касающаяся климата, ведется оживленно и сопровождается многочисленными демонстрациями против политики, наносящей вред климату.

«При этом угроза ядерной катастрофы, в основном, вытеснена из общественного сознания. И хотя движение за мир и окончание холодной войны привели к временному развороту в обратном направлении, он давно снова сменился невиданной ранее по размаху гонкой вооружений. Правда, число ядерных боеголовок снизилось с 70 тысяч на момент окончания конфликта между Востоком и Западом до нынешних 14 тысяч, но и этого более чем достаточно, чтобы многократно опустошить нашу планету. Угроза вооруженного конфликта и возможного применения ядерного оружия растет, прежде всего, из-за модернизации вооружений в США, Китае и России, а также из-за ядерных амбиций таких стран как Израиль, Северная Корея, Индия и Пакистан», - считает аналитик.

Эксперт Российского совета по международным делам Александр Ермаков, с которым побеседовала Media.Az, считает, что Движение неприсоединения, которое возглавляет сейчас Азербайджан, может попытаться призвать сверхдержавы к сдержанности:

- На самом деле глобальное движение протеста, требующее разоружения на Западе, существует, просто там это тесно переплетено с «неолевачеством», экологией (она на первом плане) и антиглобализмом. А так, определенное антивоенное движение, конечно же есть. Но эта повестка менее популярна, чем экологическая и социальная, так как жители условного «первого мира» куда меньше боятся третьей мировой войны, сравнивая ситуацию с временами «холодной войны». И их трудно в этом упрекнуть.

Для среднестатистического жителя Нидерландов вероятность стать жертвой столкновения сверхдержав действительно существенно понизилась по сравнению с 80 годами прошлого века. А вот то, что его любимую Страну тюльпанов затопит океан - ему экологи вбивают в голову всю жизнь, и вполне успешно. В целом, угроза глобального военного конфликта растет по сравнению с условными 90 годами, когда все выдохнули после десятилетий противостояния СССР и США. Но Россия не согласилась с уготованной ей ролью сугубо региональной, второстепенной державы. Но куда важнее тот факт, что растет Китай. Хотя, конечно, пик напряженности в мире еще далек от уровня времен «холодной войны».

Я думаю, что действительно, на фоне того, что у сверхдержав «валятся» договоры, обеспечивавшие стратегическую стабильность, Движению неприсоединения стоить воззвать к ответственности. Хотя это будет трудно, ведь договор о запрещении ядерного оружия подписали только страны, у которых его нет. Трудно остановить гонку ядерных вооружений, если ты в ней не участвуешь… 

Наир Алиев

Media.az