«Случаи заболевания туберкулезом среди заключенных значительно сократились. Благодаря предпринятым мерам, процент смертности сократился в 105 раз по сравнению с 1995 годом».  Об этом Media.Az рассказал заместитель начальника Главного медицинского управления при Министерстве юстиции АР Ифтихар Гурбанов

Между тем, накануне начальник Главного медицинского управления Министерства юстиции Рафаэль Мехтиев заявил, что 2017 году в Азербайджане в учреждениях по отбыванию наказания от туберкулеза умерли порядка 10 осужденных.

По словам И.Гурбанова, в каждом исправительном учреждении раз в год проводятся проверки. Однако бывают случаи, когда заключенных проверяют дважды в год. Если возникает подозрение на заболевание, то у заключенного берут все необходимые анализы.  В случае подтверждения диагноза его забирают в специализированное медицинское учреждение. Если состояние больного усугубляется, то его привлекают к специализированному лечению в рамках программы по борьбе с туберкулезом.  

«Сложно сказать, за какой период времени заключенным удается полностью вылечиться. Все это индивидуально и зависит от организма человека. Кроме того, многое зависит от того, какие еще заболевания есть у гражданина. Например, очень часто наравне с туберкулезом заключенные страдают от гепатита, ВИЧ, цирроза и т.д. Как правило, на лечение больных, у которых наблюдаются показатели резидентного, то есть стойкого к лекарствам туберкулеза, уходит более двух лет. При показателях не резидентного туберкулеза лечение занимает 6-9 месяцев. Весь период лечения они находятся под наблюдением врачей, которое потом оценивает специальная комиссия. После того, как больной вылечился, он определенный период находится в диспансере на учете. Если не будет зафиксировано никаких ухудшений, его переводят обратно в колонию на основании решения специальной комиссии», - добавил он.  

Но так хорошо было не всегда. Как рассказал Media.Az  глава Правозащитного Центра Азербайджана Эльдар Зейналов, раньше количество умирающих от туберкулеза заключенных исчислялось сотнями. В начале 90-х в тюрьмах вымирали по 300-500 человек в год.

«Некоторые колонии заслужили прозвища "концлагерей" именно из-за высокой смертности. К 2008 году смертность от туберкулеза упала в 30 раз, а к сегодняшнему дню в более чем в 100 раз. В начале 90-х плачевная ситуация наблюдалась по многим причинам. Смертельно больных и инфицированных не переводили в отдельные камеры. Они сидели вместе с здоровыми и заражали их. На пяти квадратных метрах в камере сидели по 5-6 человек, лишенные солнечного света и  любой активности. Кроме того, отсутствие бань, необходимых лекарств и продуктов тоже сыграли негативную роль», - сказал правозащитник. 

Э.Зейналов отметил, что заразиться туберкулезом можно не обязательно от больного. Туберкулезная палочка есть в каждом организме. А когда организм сильно ослабевает на фоне других заболеваний, недоедания, жестокого обращения и стресса, иммунитет падает, и человек может на ровном месте заболеть туберкулезом. 

По его словам, раньше следственные изоляторы являлись рассадниками туберкулеза. Туда попадали люди и вымирали, как мухи. Туберкулез превратился в убийцу номер один. В 1996 году Азербайджан сделал заявку на вступление в Совет Европы. Стране дали статус приглашенного гостя. И это дало возможность СЕ и АР контактировать по многим сферам, включая проблему распространения туберкулеза в тюрьмах. 

«Одно дело, если болезнь распространяется по объективным причинам. А другое, когда речь идет о субъективных причинах, в частности, процессе нарушения установленных самим же правительством норм и правил. В частности, тюрьмы были в три раза перегружены. По старым меркам, в следственном изоляторе на человека положено 2,5 метра, а сидели три. Суды не справлялись с судопроизводством, прокуроры давали слишком много санкций на аресты. В конце 1996 года правительство создало межведомственную комиссию, в результате всех начальников следственных изоляторов просто сняли с работы за злоупотребление должностных полномочий», - сказал Э.Зейналов.  

По его словам, сегодня в следственных изоляторах у каждого заключенного есть своя койка, тогда же спали в три очереди. Кроме того, после изменения законодательства на каждого заключенного стало положено 4 кв.м., а в больничных палатах – 5 кв.м. 

«В то время также нередко встречались факты коррупции. Для того, чтобы попасть на лечение, заключенным приходилось платить. Если денег нет – умирай. Тогда же между Пенитенциарной службой и Министерством здравоохранения возникли споры относительно методики лечения туберкулеза. Как правило, Минздрав выступал за долгосрочное лечение, на которое у тюремной системы не было денег. Поэтому они присмотрелись к системе DOTS (Directly Observed Treatment, Short-course) — это лечение под непосредственным контролем врача, но краткосрочное. Больного под контролем врача пичкали большим количеством лекарственных препаратов. «Побочки» у такого лечения тоже была – большая нагрузка на желудочно-кишечный тракт. Поэтому больному необходимо соблюдать специальную диету, на которой тоже экономили. В результате, заключенных лечили от туберкулеза, но «награждали» другими болезнями. 
 
Министерство здравоохранение выступило против системы DOTS. И как результат, наше правительство заключило с Международным Комитетом Красного Креста договор, по которому, МКККР безвозмездно оказывал Азербайджану помощь в лечении туберкулеза. Один из корпусов центральной больницы дали под так называемое опекунство МККР. В результате там выздоравливали больше, чем в других местах. Таким образом, система DOTS себя оправдала. И власти сделали следующий положительный шаг -  третья колония стала туберкулезной, туда свозили всех больных. И медицинскую часть этого учреждения отдали под управление МККР», - пояснил Э.Зейналов.

По словам правозащитника, после этого умирать от туберкулеза в колониях стали реже.  Появились случаи заболевания мультирезистентного туберкулеза (туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью). Но, к сожалению, тогда же появились больные СПИДом. А эти два заболевания вместе приводят к неизбежной смерти. Но тогда МККР удалось выявить, что при лечении мультирезистентного туберкулеза наблюдается положительная динамика и в лечении СПИДа. Второй – неизлечим, но его можно было «усыпить». 

Э.Зейналов  рассказал, что раньше "пожизненников" вообще не отправляли на лечение. Врач приходил прямо в тюрьму, и там же проводил осмотр и лечение. Это было своего рода имитация лечения, люди просто вымирали. 

Э. Зейналов сказал, что сегодня, когда человек поступает в следственный изолятор, он проходит медицинский осмотр. Когда его оттуда переводят в колонию, там также проверяют в течение двух недель. Кроме того, ежегодно в колонии проводят комиссионные медицинские осмотры.  

«Если по результатам проверок выявили больного, то его изолируют от остальных и отправляют в медсанчасть. После этого у него берут другие необходимые анализы. После того, как диагноз подтвердится, больного переводят в туберкулезную колонию, где в течении шести месяцев он проходит курс лечения. Там созданы больничные условия. И поэтому сейчас умирают от туберкулеза крайне редко. Кстати говоря, несколько лет тому назад было общеевропейское собрание, в рамках которого была принята Бакинская декларация. В ней было отмечено, что опыт Азербайджана в лечении полирезистентного туберкулеза был принят за основу и рекомендован к использованию», - заключил он.

Джамиля Алекперова
Media.Az