Из полной темноты постепенно проявляется, сооруженная из полосок ткани и осветительных приборов, луна. Раздаются ни с чем не сравнимые звуки мугама. На сцене появляются куклы Лейли и Меджнуна. И ты попадаешь в особый мир, искусно сотворенный из актерского и художественного мастерства, режиссерского таланта, гармоничного сочетания красок, текстур, размеров и движений. И все это в обрамлении великой оперы Узеира Гаджибейли по одноименной поэме Мухаммеда Физули. 

Именно таким предстает перед зрителем Бакинский театр марионеток, в репертуаре которого два спектакля: «Аршин мал алан» и «Лейли и Меджнун». Режиссер Тарлан Горчу встречает зрителей у входа. И надо отдать должное этому человеку, который сумел создать, сохранить и развить в Азербайджане этот вид театрального искусства, который из-за его сложности в большинстве стран мира просто отсутствует.

В спектакле о бесконечной, как сама Вселенная, истории любви юной красавицы Лейли и юноши по имени Гейс, актеры не скрыты от зрителей, хотя, безусловно, все внимание сосредоточено на куклах. Но на этом мистическая двойственность ощущений только начинается. Вроде бы сам жанр говорит о том, что кукла в таком театре – партнер подневольный, руководимый актером. Однако стоит пристальнее всмотреться и начинает казаться, что все наоборот – это актер служит лишь проводником для жизни куклы, и большую часть времени стоит перед ней и зрителями на коленях.

Но еще немного и вдруг замечаешь, что актер уже сочувствует своей кукле, в то время, как и сама кукла, будто в очередной раз, опасаясь происходящего с ней, будто смущаясь десятков пар глаз, с интересом наблюдающих за ней из зрительного зала, буквально льнет к актеру в поисках опоры и защиты. Для куклы актер – весь мир, за пределами которого неизвестность. Ощущения мистические и уже совсем не удивительно, что театр кукол оказался бессмертным, придя к нам из глубокой древности и продолжая развиваться. 

Было невероятно волнительно оказаться за кулисами и поговорить с самими актерами: Фаризой Бабаевой, Али Аллахвердиевым и Назимом Гусейновым о том, каково это - оживляя собой, оставаться, тем не менее, в тени. 

- Театральная кукла управляется сверху посредством нитей или металлического прута актером-кукловодом.  В жизни слово «марионетка» употребляется, когда мы говорим о человеке или группе людей, слепо действующим по воле других. Но, все взаимозависимо, поэтому можно ли сказать, что марионетка тоже управляет актером?

Фариза Бабаева (Лейли): 

- Конечно. Марионетка тоже управляет. В первую очередь, своим образом. Наша цель раскрыть образ, и мы раскрываем его через возможности марионетки. Если вы посмотрите на наши куклы, то все они немного отличаются, и эти отличия закладываются еще во время процесса изготовления. Вначале изготавливается их тело, которое делается из дерева - очень теплого материала, очень живого, которое тоже имеет свою податливость и неподатливость. Поэтому тела у кукол, которые вроде бы должны быть одинаковыми, в отличие от голов, все равно разные. Так что действительно куклы обладают своими способностями, возможностями: походка, повороты. И эти способности разные, как и у человека.

Али Аллахвердиев (Меджнун):

- И разные характеры…

- Всем писателям хорошо знакомо, когда вроде есть продуманный сюжет, и ты знаешь, что персонаж должен вести себя определенным образом, но вдруг он начинает самовольничать, так что приходится просто за ними записывать. Персонажи начинают управлять автором. У вас бывает также? Вот вы знаете, что должно быть так, но кукла хочет по-другому?

Фариза Бабаева: 

Бывают спектакли, когда она просто не хочет идти. Она будет странно вести себя весь спектакль, будет дергаться или что-то не то делать. Да, можно, конечно, списать и на настроение самих актеров, но все-таки есть вот такие моменты. 

- Ну, тогда получается неправильно говорить, что марионетка управляет актером или наоборот. Вы - единое целое. Особенно в конце, когда вы гладили вашу куклу по голове. С одной стороны, вы проявляете сочувствие к ней, с другой стороны, она к вам буквально прижалась.

Фариза Бабаева: 

- И я же ее и убила, сделала мертвой. Да, и в то же время жалею… На самом деле можно сказать, что и у людей есть какие-то невидимые нити, уходящие в Космос. Когда вы создаете персонаж на бумаге, вы можете, как писатель, этого персонажа убить, а потом будете плакать. И были бы рады сделать по-другому, да вот почему-то волею судьбы задумано так. В данном случае, не волею судьбы, а волею великой поэмы, которую мы покорно озвучиваем. 

- У меня лично довольно двойственное ощущение: они вроде куклы, но как бы живые. Еще само здание такое старое (здание было построено в 1880 году, принадлежало знатному купеческому роду Салимхановых - прим.ред. ). И тона такие темные. И история столь печальная. Случаются здесь мистические вещи?

Али Аллахвердиев: 

- На каждом спектакле что-то новое происходит. Ну, бывает шуруп слишком закручен… 

Фариза Бабаева: Вот сегодня свет не зажегся. Хотя здесь все отработано до мелочей. Но, тем не менее, нет двух одинаковых спектаклей. 

- То есть у них тут какая-то жизнь своя может быть происходит? Когда они остаются тут одни на ночь…

Фариза Бабаева: 

- Я абсолютно уверена, что как только мы закрываем театр, они соскакивают со стен, и у них тут начинается…

- Как этому учатся? Как стать актером-кукловодом?

Назим Гусейнов: 

- Если с нуля, то сначала есть идея, и ты думаешь, как это сделать. Начинаешь пробовать. Потом  учишься методом проб и ошибок. Должно быть чувство ритма, слух. Иногда нужно попадать в дыхание. Это сложнейшая работа. Чем-то сродни работе на музыкальных инструментах.

- Куклы удивительно хрупкие на вид, но, кажется довольно тяжелые.   

Фариза Бабаева: До двух килограммов. И ее нужно держать так, чтобы она не тряслась, не приседала, не прыгала. Подготовка каждого спектакля требует огромной работы. Вот хотя бы выстраивание света. Лицо куклы должно быть высвечено, а актеры должны остаться на фоне, на втором плане, что довольно сложно, потому что у нас лица и руки крупнее. Это огромная режиссерская работа, работа художника по свету, плюс очень дорогостоящее оборудование, которое, кстати, не везде в Европе есть.

- Сейчас у нас есть интернет, виртуальная реальность, дополненная реальность, разные 3-7D-кинотеатры, но люди все-таки приходят в театр… Почему?

Али Аллахвердиев: 

- Потому что здесь осталось волшебство…  

Назим Гусейнов: 

Иногда меня, как актера, спрашивают, ну что ты там нашел? Да все вот это (разводит руками) – вот эта вся атмосфера. Это все держит.

Али Аллахвердиев

- Это дом.

Фариза Бабаева: 

- Это мир, который в Баку больше нигде не найдешь. И в мире таких мест не так уж много. Приятно и важно знать, что мы тоже приложили усилия к созданию этого маленького, удивительно мира.

Ирина Халтурина

Media.az